ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Федотов Михаил Романович

Федотов Михаил Романович.

Еще в середине первого тысячелетия до новой эры наши предки выделились из пратюркской общности и стали самостоятельным народом. Мудрые наши пращуры догадались отметить каждое слово своего языка особой метой с тем, чтобы потомкам было легче найти слова своих предков в море языков. Внимательный читатель сразу замечает, что соответствующие тюркские и чувашские слова отличаются друг от друга прежде всего тем, что на месте общетюркского звука «з» чуваши произносят «р», а на месте общетюркского «ш» — звук «л». Опираясь на эти звуковые соответствия, тюркологи сформулировали законы «ротацизма» (от греческого названия буквы «р» — «рота») и «ламбдаизма» (от греческого названия буквы «л» — «лямбда»). Из всех известных тюркских языков законы ротацизма и ламбдаизма характерны только для чувашского языка и его исторических предков. Далекие предки булгаро-чувашей уже в то время щедро делились своими культурными достижениями с окружающими народами, в первую очередь, с предками современных монгольских народов. До сих пор практически во всех языках монгольской семьи сохранились десятки слов тюркского происхождения, отмеченные печатью ротацизма и ламбдаизма. Встречаются они и в языках сибирских аборигенов — енисейских кетов, южных самодийцев и других древнеазиатских народов. Опираясь на эти материалы, исследователи истории тюркских языков установили, что древнетюркский язык чувашского типа выделился в самостоятельную ветвь и с тех пор почти 2500 лет развивался самостоятельно. Именно с этого времени современные ученые ведут отсчет истории языка. Более глубинные этапы уже являются общими для всех известных тюркских языков.

История нашего народа, к сожалению, осталась не начертанной на скрижалях истории, не записана она пером и тушью на страницах старинных пергаментных свитков. Золотым ключом, позволяющим проникнуть в тайные сокровищницы Клио и раскрыть историю всех тюркских и, шире, алтайских народов, является чувашский язык. Именно к нему в первую очередь обращаются взоры ученых, посвятивших себя изучению истории не только тюркских, но и монгольских, тунгусо-маньчжурских, финно-угорских, палеоазиатских и других языков, включая корейский и японский. Вот каков он, наш убеленный сединами язык! Через его призму просматривается история почти полусвета!

Однако этот заветный ключ не каждому дается в руки. Чтобы умело им пользоваться, надо освоить приемы и методы сравнительно-исторических и этимологических исследований. Опорными столпами мировой тюркологической науки по праву являются такие великие исследователи истории чувашского я зыка, как В. Шотт, Н.И. Золотницкий, В.В. Раддов, Н.И. Ашмарин, Г.Й. Рамстедт, А.М. Рясянен, Й.Бенцинг, 3. Гомбоц, У. Вихманн, Н.Н. Поппе, В.Г. Егоров, Н.А. Баскаков, Л. Лигети и целый ряд представителей многих и многих далеких и близких народов.

Достойным продолжателем их дела является Михаил Романович Федотов. Родился он 20 января 1919 г. в деревне Малое Буяново ныне Шемуршинского района Чувашской Республики. Уже на школьной скамье начал увлекаться языками: подружился с мишарскими ребятишками и изучал татарский язык, на уроках осваивал основы немецкого.

Федотов Михаил Романович-001

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ИСТОРИИ ТЮРКСКИХ УРАЛЬСКИХ И АЛТАЙСКИХ ЯЗЫКОВ

После окончания неполной средней школы Михаил поступает в Ульяновский чувашский педагогический техникум, но в силу семейных обстоятельств (тяжело болела мать) он возвращается домой и продолжает учебу в Батыревском педучилище. В 1937 г. стал учителем Чепкас-Никольской неполной средней школы. Молодого педагога вскоре заметили и перевели в районный центр. Шемурша — село многонациональное, здесь наряду с чувашами живут русские, татары-мишари и мордва-эрзяне. Пытливый ум М.Р. Федотова постепенно пополнялся познаниями в области разных языков — тюркских, финно-угорских, германских и, разумеется, русского. Эти познания и предопределили судьбу будущего исследователя.

Нелегким был путь в большую науку. В 1939 г. молодого сельского учителя призвали в Красную Армию. Действительная военная служба заканчивалась, но началась Великая Отечественная война. По злой иронии судьбы, именно на тринадцатый день войны М.Р. Федотов очутился в фашистском плену. Этот день стал самым черным в его судьбе. Красноармеец Михаил Федотов вместе с боевыми товарищами трижды бежал, но трижды его возвращали в Германию. В последний побег ему удалось благополучно добраться до Белоруссии, но и здесь тогда хозяйничали оккупанты. Михаил Романович вновь был схвачен и отправлен в Германию, в лагерь, так называемых, восточных рабочих.

В фашистских лагерях М. Р. Федотов пробыл практически до конца войны. «Освободили нас, — вспоминал ветеран, — и вскоре передали советскому командованию. Конечно, проходили строгую проверку, фильтрацию... И вдруг мне предложили стать переводчиком Центральной военной администрации, так как я сносно знал немецкий. Продолжая работу в Центральной Военной Администрации (Фатенов, Бранденбург, Потсдам), одновременно учился на заочных Центральных курсах переводчиков в Москве. Снял солдатскую шинель в конце 1947 года».

После демобилизации Михаил Романович более четырех лет работал учителем иностранного языка в деревне Кокшамары Звениговского района Республики Марий Эл. Здесь М.Р. Федотов начал осваивать марийский язык, его поразило большое количество схожих слов в чувашском и марийском языках. С молодых лет привыкший к труду, М.Р. Федотов никогда не сидел без дела, не успокаивался на достигнутом. Сдав экзамены в Горьковский институт иностранных языков им. Н.А. Добролюбова, он становится студентом заочного отделения.

После окончания Горьковского педагогического института в 1953 г. М.Р. Федотову при распределении на работу вновь предложили должность переводчика в номерном ведомстве. Но он отказался и попросил направить его в родную Чувашию. И вот вместе с молодой супругой Валентиной Сергеевной (кстати, она тоже закончила этот же институт) начинают работать в Болыпечурашевс- кой средней школе Ядринского района. Талантливого педагога замечают, уже через год предлагают подать документы на конкурс в Чувашский государственный педагогический институт им. И.Я. Яковлева.

Научно-педагогическая деятельность.

Дальнейшие годы научно-педагогической деятельности М.Р. Федотова проходят в Чебоксарах. Он трудится в пединституте, Институте усовершенствования учителей (ныне Институт образования), университете, Институте гуманитарных наук.

Вспоминая первые свои шаги в науке, Михаил Романович скромно отмечал: «Как-то в пединституте попросили меня перевести книгу финского ученого Хайки Паасонена, изданную на немецком языке «Обряды и народное поэтическое творчество чувашей» (Хельсинки, 1949). Содержание книги показалось мне чрезвычайно интересным. И я ознакомил с ее переводом известного чувашского поэта Васьлея Митту, он тогда работал в журнале «Таван Атал». Поэт посоветовал мне непременно написать материал о книге финского ученого. И вскоре в этом журнале появилась моя первая научная статья. С нее все и началось...».

Будучи компетентным специалистом-филологом, М.Р. Федотов не мог спокойно взирать на господство в официальном языкознании явно антинаучных теорий о происхождении чувашей и их языка. Он обращает самое серьезное внимание на сравнительно-исторические исследования ученых алтаистической школы — Г.Й. Рамстедта, А.М. Рясянена, Н.Н. Поппе и других. К счастью, после известной дискуссии 1950-х годов в языкознании псевдонаучные теории сошли со сцены и сравнительно-историческое языкознание постепенно начало восстанавливать свои временно утраченные позиции. М.Р. Федотов, долгое время вынашивавший идею подлинно научного сравнительно-исторического изучения чувашского и, шире, тюркских, уральских и алтайских языков, в конце 1950-х годов приступает к усиленному самостоятельному изучению тюркологической и алтаистической литературы, по основополагающим трудам русских и зарубежных компаративистов осваивает приемы и методы сравнительно-исторических исследований. Надо заметить, что в области компаративистической урало-алтаистики М.Р. Федотов является автодидактом, он самостоятельно проштудировал все известные труды отечественных и зарубежных ученых алтаистической и урало-алтаистической школы.

Книги и работы Федотова.

В 1963 г. появилась первая книга М.Р. Федотова «Средства выражения модальности в чувашском языке». Она принесла автору ученую степень кандидата филологических наук.

Вскоре имя М.Р. Федотова начинает фигурировать на страницах серьезных научных журналов. Многочисленные научные статьи вплоть до распада СССР печатались в таких изданиях, как «Советское финно-угроведение» и «Лингвистика Уралика» (Таллинн, АН Эстонской Республики), «Советская тюркология» (Баку, АН СССР и АН Азербайджанской Республики). Они были посвящены актуальным проблемам чувашского и тюркских языков, ключевым вопросам алтаистики и финно-угроведения, сложным проблемам исторических взаимоотношений между чувашским и алтайскими, а также финно-угорскими языками. В своих многочисленных работах М.Р. Федотов уточняет и фундирует на широком репрезентативном эмпирическом материале место чувашского языка среди тюркских, алтайских, а также финно-угорских языков и раскрывает панорамную картину их исторических взаимоотношений.

Федотов Михаил Романович-002

В 1967 г. в Чебоксарах открывается Чувашский государственный университет. Ряд кафедр пединститута вместе с сотрудниками переводится в стены этого вуза. Тогда М.Р. Федотов начинает работать на кафедре иностранных языков. Через два года, после защиты докторской диссертации в 1969 г., он переходит на кафедру чувашского языка и литературы.

Начинается новый этап в научно-педагогической деятельности М.Р. Федотова: иностранные языки постепенно уступают дорогу родному, на магистральную линию выходят тюркология, алтаистика и финно-угроведение. Все свои силы, весь свой научный потенциал ученый отдает науке — изучению истории чувашского языка и установлению его места среди родственных тюркских и, шире, алтайских языков, а также установлению взаимоотношений между интенсивно контактировавшими чувашским и финно-угорскими языками. К началу университетского этапа он стал известным ученым.

60-е годы были весьма благодатными для чувашеведения, в эти годы ярко и всесторонне проявился творческий потенциал целой плеяды чувашских гуманитариев старшего поколения. Одна за другой появляются монографические исследования В.Ф. Каховского «Происхождение чувашского народа» (1963, 1965), П.В. Денисова «Религиозные верования чуваш» (1959), В.Д. Димитриева «История Чувашии XVIII века» (1959), А.И. Петрухина «Материализм и атеизм в устном творчестве чувашей» (1959), «Рост национальной культуры и устно-поэтическое творчество чувашей» (1965), И.И. Одюкова «Чувашские народные песни социального протеста и революционной борьбы» (1965), И.А. Андреева «Причастие в чувашском языке» (1961), И.П. Павлова «Современный чувашский литературный язык. Морфология» (1965) и т. д.

Рост уровня самосознания.

На гребне общего подъема волны национального самосознания расцветает и талант М.Р. Федотова. К середине 60-х годов он завершает работу над большим монографическим исследованием «Исторические связи чувашского языка с языками угро-финнов Поволжья и Перми». Вскоре эта работа увидела свет в двух частях. Публикация этого труда стала огромным событием не только в жизни самого М.Р. Федотова. Этот акт фактически ознаменовал начало нового этапа в компаративном изучении тюркских и финно-угорских языков всего Волго-Уральского региона. Это двухтомное монографическое исследование стало надежной фактологической базой для восстановления в правах теории булгаро-чувашской этнокультурной и языковой преемственности, сформулированной

Н.И. Ашмариным еще в начале века. Данный труд М.Р. Федотова мне представляется волшебной лампой, детально освещающей историю развития культуры не только булгаро-чувашей, но и марийцев, мордвы, удмуртов, коми, хантов, манси, а также татар, башкир и других народов волжско-уральской историко-культурной общности.

Иногда мне становится больно и стыдно за своих соплеменников. Не любим мы читать. Особенно научные труды. Если и удосужился прочитать две-три книжки, не утруждаем себя стремлением понять и усвоить прочитанное. А вот поплакаться любим: нет, мол, у нас писаной истории, как нет и авторитетных ученых... Вот и ходим с сумой по свету в поисках «богатых родственников».

В научных кругах монографическое исследование М.Р. Федотова, посвященное историческим взаимосвязям булгаро-чувашского языка с волжскими и пермскими финно-угорскими языками, было принято весьма доброжелательно, оно заслужило восторженных отзывов как отечественных, так и зарубежных специалистов с мировым именем. На основе этой монографии М.Р. Федотов подготовил докторскую диссертацию «Чувашско-марийские языковые взаимосвязи в историческом освещении» и в 1969 г. в Таллинне, в Академии наук Эстонской Республики блестяще ее защитил. Официальными оппонентами выступили профессора В.И. Лыткин, С.П. Горский,

В.Г. Егоров и академик АН Эстонской Республики, профессор Пауль Аристе. В 1971 г. в университетской типографии выходит его книга «История чувашского языка: звуки». В этой работе в историческом аспекте рассмотрены закономерности чувашско-тюркских и меж-тюркских фонетических корреляций. Эта не очень-то большая по объему книга до сих пор является основополагающим пособием для всех тех, кто хочет посвятить себя сравнительному и историческому изучению тюркских языков. В ней в строго академическом порядке, но и в то же время просто и доступно систематизированы все основные чувашско-тюркские фонетические корреляции, раскрыты причины звуковых чередований, освещена историческая последовательность фонетических изменений начиная с древнейших времен. Репрезентативный эмпирический материал далеко выходит за рамки чувашского и тюркских языков и охватывает многие исторически контактировавшие языки — монгольские, иранские, семитические, финно-угорские, славянские и другие. Современные тюркские формы слов сравниваются с древнетюркскими, почерпнутыми из наиболее ранних памятников орхоно-енисейской рунической письменности. В этой работе, как и во всех дальнейших, М.Р. Федотов последовательно придерживается традиционного алтаистического учения о былом генетическом родстве тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков, включая сюда корейский и японский.

Детали работ Федотова.

Голословно отрицающим принадлежность чувашского языка к тюркской семье следует познакомиться с изданной в 1973 г. книгой М.Р. Федотова «Древнетюркский язык». Благонамеренный читатель может наглядно убедиться, сколько сходств между современным чувашским языком конца XX в. и его древнетюркским собратом, функционировавшим в VI—VIII вв., и сколько различий. Все еще существует расхожее мнение, будто древнетюркский язык, зафиксированный на орхоно-енисейских рунических памятниках, является прямым предком современного чувашского. Внимательный читатель книги М.Р. Федотова «Древнетюркский язык» может воочию убедиться, что это не так. И чувашский, и древнетюркский языки являются двумя ветвями одного и того же более древнего языка-предка, который ученые называют прототюркским. В середине первого тысячелетия до новой эры прототюркский язык распался на две ветви — пратюркский, или огузский, и прабулгарский, или огурский. К пратюркской ветви восходят все известные тюркские языки за исключением чувашского. А из прабулгарской ветви позднее развились древние булгарские диалекты, живым продолжением которых является только современный чувашский язык. Отношения между древнетюркским и современным чувашским — непрямые, как, скажем, отношения между дедушкой и внуком, а боковые, как между двоюродными братьями.

Федотов Михаил Романович-003

Тех, кто серьезно интересуется действительными родственными взаимоотношениями между современными и древними тюркскими и, шире, алтайскими языками, я бы адресовал к двум другим книгам М.Р. Федотова — к «Сравнительной грамматике тюркских языков» (1975) и к «Введению в тюркологию» (1976). Обе эти книги являются учебными пособиями для студентов, но носят строго научный характер.

За неполных 10 лет работы в стенах университета Михаил Романович обеспечил учебными пособиями все вверенные ему дисциплины и курсы. Талантливому и трудолюбивому преподавателю университета еще в 1967 г. присвоено ученое звание профессора. М.Р. Федотов более чем кто-либо другой оправдал это высокое звание своим трудом.

Дерево познаний.

Трудно, практически невозможно одним взглядом охватить всю могучую крону древа познания, взращенного М.Р. Федотовым. Слишком она велика. Поэтому приходится рассматривать его по главным ветвям. Вот какие основные направления можно выделить в огромном творческом наследии М.Р. Федотова:

  1. Современное состояние чувашского языка, его чистота, здоровье, основные пути дальнейшего развития и функционального расширения.
  2. История изучения чувашского языкознания; научное наследие чувашских языковедов, их биобиблиография.
  3. Чувашско-татарские исторические взаимоотношения.
  4. Чувашско-марийские исторические взаимоотношения и взаимовлияния.
  5. Древние контакты и взаимосвязи между булгаро-чувашским и финно-угорскими языками.
  6. Генетическое родство чувашского языка с волжско-булгарским и историческая преемственность между ними.
  7. Древние булгарско-венгерские языковые контакты; булгаро-чувашские (древнечувашские) слова в венгерском языке.
  8. Генетическое родство между чувашским и тюркскими языками.
  9. История тюркских языков; генетическая классификация тюркских языков.
  10. Алтайская теория: постулируемое генетическое родство между чувашским и тюркскими, монгольскими, тунгусо-маньчжурскими, корейским и японским языками.
  11. Исторические взаимоотношения между алтайскими и уральскими языками и урало-алтайская гипотеза.
  12. История чувашско-русских языковых взаимоотношений.
  13. Слова арабского, персидского и восточного происхождения в чувашском языке.
  14. История и этимология чувашского языка.
  15. Установление места чувашского языка среди языков и языковых семей Старого Света.

По каждой из перечисленных здесь тем М. Р. Федотов написал десятки научных статей, а многие из них удостоены монографических исследований. В восьмидесятых годах прошлого века разошлась по миру его трехтомная работа «Чувашский язык в семье алтайских языков» (Ч., 1980, 1983, 1986), посвященная истории чувашского языка с древнейших времен до современного состояния. Она привела в восторг видавших виды тюркологов с мировыми именами, одна за другой появлялись в научных журналах благожелательные отзывы как отечественных (А.Н. Кононов, Н.А. Баскаков), так и зарубежных (Лайош Лигети, Талат Текин) классиков тюркологической науки. Не успела сойти со станка эта трехтомная научная эпопея, в 1987 г., знаменуя свое 70-летие, М.Р. Федотов преподнес своему народу следующий подарок — книгу «Исследователи чувашского языка». В ней подробно освещен жизненный и творческий путь около 30 известных отечественных и зарубежных исследователей чувашского языка.

Трудоспособность М.Р. Федотова и его продуктивность воистину вызывают чувство восхищения и доброй зависти... Одна из его последних монографий «Чувашско-марийские языковые взаимосвязи» издана в Саранском филиале Саратовского университета в 1990 г. и содержит 336 страниц убористого текста, наполненных фактическим материалом, иллюстрирующим многовековые обоюдные взаимозаимствования в обоих языках. Этот труд ученого по праву можно назвать бесценным даром двум соседним народам — чувашскому и марийскому, развивавшимся в тесном экономическом, политическом и культурном взаимодействии в последние десять столетий своей истории. На многочисленных живых примерах шаг за шагом раскрывает эта книга историю этнокультурных взаимоотношений между булгаро-чувашами и марийцами-черемисами, а также с другими финно-угорскими народами, в частности — с мордвой, удмуртами и коми со времени поселения булгарских предков чувашей в Волго-Камье.

Монографии и очерки.

Уже переступив свой 80-летний рубеж, старейшина чувашского языкознания обрадовал соотечественников и коллег сразу же двумя капитальными трудами. Первый из них — монография «Чувашский язык: Истоки. Отношение к алтайским и финно-угорским языкам. Историческая грамматика», общим объемом в 460 страниц, как бы подводит итог всей научной деятельности М.Р. Федотова. Этот труд посвящен компаративистическому изучению всех уровней чувашского языка с древнейших времен до наших дней и уточнению места чувашского языка среди родственных тюркских и алтайских, а также исторически контактировавших финно-угорских и других иносистемных языков. Глубинные пласты истории булгаро-чувашского языка прокладывает труд М.Р. Федотова «Чувашский язык». Считаю своим долгом напомнить, что ни один исследователь, решивший посвятить себя чувашской филологии, не может пройти мимо этой книги. Только обогатив свои знания уровнем знаний, достигнутым целыми поколениями ученых, можно будет приступать к «открытию Америки» в области тюркских и алтайских языков.

Трудно в двух-трех предложениях оценить значение этой непреходящей книги. Только напомню читателю, что труд М.Р. Федотова «Чувашский язык: Истоки. Отношение к алтайским и финно-угорским языкам. Историческая грамматика» получил высокую оценку со стороны специалистов и по праву был удостоен Государственной премии Чувашской Республики в области науки и техники за 1996 год.

Рассказывая об этой значительной книге М.Р. Федотова, никак нельзя обойти молчанием и другую его работу — двухтомный «Этимологический словарь чувашского языка». Из доброй сотни народов разноязычной России этимологическими словарями своего языка такого объема могут пока похвалиться разве что русские и осетины. Кстати, надо заметить, что наиболее полный из ныне существующих этимологических словарей русского языка был составлен выдающимся немецким лингвистом-компаративистом М. Фасмером, получившим в свое время филологическое образование в России. Нас же в этом отношении можно считать весьма счастливым народом: первый этимологический словарь чувашского языка был издан еще в 1875 г. Я имею в виду «Корневой чувашско-русский словарь, сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского, финского и других племен» Н.И. Золотницкого, который и по современным критериям по сути своей является этимологическим. В более позднее время этимологическое изучение словарного богатства чувашского языка было продолжено В.Г. Егоровым. А теперь вот М.Р. Федотов, выросший вместе с чувашским университетом, воздвиг родному языку и народу такой духовный памятник и навечно вписал свое имя в историю культуры чувашского народа.

Синтез жизненного труда.

«Этимологический словарь чувашского языка» (второе издание вышло в 2003 г.) М.Р. Федотова знаменует собой полный синтез всего жизненного труда ученого. Автор более сорока лет собирал материал для своего словаря, ставшего закономерным продолжением прежних его трудов синтезирующего характера по сравнительно-историческому изучению фонетики, морфологии и лексики чувашского, тюркских, алтайских и финно-угорских языков, в частности, его монографии «Чувашский язык», по сути своей являющейся теоретическим обоснованием научной базы этимологического словаря. Отточенные в течение десятилетий представления М.Р. Федотова о пратюркском фонетическом строе, структуре и происхождении корневых основ и суффиксальных морфем явились отправным пунктом для чувашских этимологий, представленных в словаре.

Федотов Михаил Романович-004

После ухода на заслуженный отдых Михаил Романович еще долгое время работал в родном университете профессором-консультантом кафедры тюркологии, а в начале 2002 г. его назначили на должность заведующего кафедрой востоковедения. В то же время он активно сотрудничал с Чувашским институтом гуманитарных наук, являлся действительным членом Национальной академии наук и искусств Чувашской Республики.

В 1998 г. М.Р. Федотов выпустил уникальное в своем роде исследование «Словарь чувашских дохристианских имен» (Чебоксары, 1998), который по сути своей является первым этимологическим справочником по дохристианским антропонимам нашего народа.

13 января 2003 г. академика М.Р. Федотова не стало. После тяжелой болезни он тихо скончался на больничной койке на глазах своей любимой жены, помощницы и соратницы Валентины Сергеевны. Похоронили его на аллее выдающихся деятелей Чувашской Республики на Чебоксарском кладбище.

М.Р. Федотов награжден правительственными наградами — орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», «50 лет Вооруженных Сил СССР».

М.Р. Федотов проявил себя как крупный исследователь истории чувашского языка, продолжатель дела Н.И. Золотницкого, Н.И. Ашмарина, В.Г. Егорова. Поддерживая теорию финского ученого Г.И. Рамстедта о генетическом родстве алтайских языков, он уточнил и глубоко обосновал место булгаро-чувашского языка среди тюркских, алтайских, а также финно-угорских и урало-алтайских языков.