ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА

Артамонова А. В. Марийский государственный университет

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА

Брак является древнейшим институтом, прошедшим многие стадии развития и служившим для регулирования половых отношений между мужчинами и женщинами и создания семьи, а затем и потомства. С древнейших времен общество стремилось регулировать семейно-брачные отношения путем установления определенных норм поведения, постепенно переходивших в разряд обычаев и традиций. Государство же с помощью института права закрепляло эти обычаи законодательно. Обратимся к наиболее яркому и известному античному опыту государственного регулирования семейно-брачных отношений, а именно к политике Октавиана Августа, точнее к его «моральному законодательству».

Ко времени Римской империи господствующим типом стала индивидуальная малая семья, включающая, как правило, два поколения — родителей и несовершеннолетних детей, — с четким регулированием взаимоотношений между ее членами. «Семьей по собственному праву мы называем множество лиц, подчиненных единой (отцовской) власти или по природе, или по праву, как, например, отец семейства, мать семейства, сын семейства, дочь семейства и те, кто далее следует за ними, как, например, внуки, внучки и так далее. Отцом семейства (домовладыкой) называется тот, кто имеет в доме господство, и он правильно называется этим именем, хотя бы он не имел сына; ведь мы показываем (этим словом) не только его лицо, но и право: поэтому и малолетнего называем отцом семейства (домовладыкой). И со смертью домовладыки, сколько бы лиц не находилось у него в подчинении, они получают собственные семьи: ибо отдельные лица принимают титул домовладыки. То же самое происходит и с тем, кто эманципирован из семьи: ведь и он, став самовластным, обладает собственной семьей. Семьей по общему праву мы называем семью всех агнатов: ибо хотя со смертью домовладыки отдельные лица получают отдельные семьи, однако всех, кто пребывал под одной властью, будет правильно назвать членами одной семьи, раз они происходят из одного дома и рода».

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_001

Следует объяснить такие понятия, как агнат и когнат, столь часто употребляемые в римских юридических источниках. В древнеримском праве кровные узы между отдельными лицами сами по себе не имели правового значения, родство в древнеримском праве утверждалось не по крови и происхождению, а только фактом совместного проживания. Это было так называемое агнатическое родство. То есть агнатами являются все члены семьи, над которыми власть имеет отец семейства. Когнатическими родственниками были лица, которые непосредственно или косвенно происходили хотя бы от одного общего предка. Соотношение между двумя видами родства — законным и естественным — конструировалось по схеме «род — вид»: кто является агнатом, является и когнатом, но не наоборот.

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_002

В основу семейных отношений был положен принцип частной собственности, сам институт брака рассматривается как гражданско-правовая сделка между супругами, а регулирование имущественных обязательств становится важнейшей задачей гражданского законодательства. Религиозные и нравственные принципы семейно-брачных отношений занимают второстепенное место. Эта патриархальная семья «сит тапи» (первоначально слово «manus» — власть домовладыки) над женщиной устанавливалась посредством брака. Строго индивидуальный характер брака сказался в том, что юристы рассматривают индивидуальную волю — affectio maritalis (намерение состоять в браке) — как существенную в структуре института. При длительной отлучке супруга (например, в связи с выполнением государственной должности) брак сохранялся благодаря психологической связи: «Nuptias non concubitus, sed consensus facit». Утрата этого намерения на любом этапе совместной жизни прекращает брак. Таким образом, брак основан на consensus perseverans (продолжающемся согласии), но им не исчерпывается. Брак всегда служил для регулирования половых отношений между мужчинами и женщинами и рождения потомства. Эту же функцию брак имел в римском праве. Это было отражено в определениях брака, содержащихся в римских юридических источниках: брак — это союз мужа и жены, объединение всей жизни, связь права божественного и человеческого (nuptia sunt conjuctio maris et feminae et consortium oinnis vitae, divini et humani juris communicatio). В том же смысле брак был определен и так: брак — это союз мужа и жены, основанный на совместной жизни (nuptia autem sive matrimonium ем viri et mulieris conjunctio, individuam consuetundinem vitae continens).

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_003

Каждый римлянин обязан был жениться. Для законного брака (nuptia, justium matrimonium) требовалось:

  • Чтобы римлянин женился на римлянке — «Римские граждане тогда вступают в законный брак и имеют над родившимися у них детьми власть, когда они женаты на римских гражданках, или даже латинянках и иностранках, с которыми существовало jus connubii (т.е. признанная за лицом способность к вступлению в римское супружество со всеми юридическими последствиями); атак как connubium дает право детям наследовать состояние своего отца, то они не только делаются римскими гражданами, но состоят во власти отца».
  • Чтобы свободнорожденный брал себе в жены свободно рожденную; отпущенник — отпущенницу. Особые повеления Сената, народа и в последующем Императора допускали исключения из этого правила.
  • Чтобы наблюдались степени родства — «В самом деле, браки не могут быть заключаемы между теми лицами, которые состоят в родственной связи и не обладают jus connubii, как, например, между отцом и дочерью, между сыном и матерью или дедом и внучкою; и если такие лица соединятся, то брак, ими заключенный, считается преступным и кровосмесительным».

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_004

Следует учитывать, что только между свободными существовал законный брак, у рабов — только сожительство. Брак совершался трояким образом:

  1. Благословенный или торжественный брак при посредстве жреца (фламина Юпитера) и десяти свидетелей — «Конфарреационным образом женщины вступают in manum через некоторого рода священнодействие, которое совершается невестой, и при котором употребляется пшеничный хлеб — почему этот торжественный обряд брака называется также conffareatio. Сверх того, для укрепления этого правоотношения совершается и делается весьма многое при сопровождении известных торжественных слов и в присутствии 10 свидетелей».
  2. По обряду купли (coemptio) — «Что касается «купли», то на основании ее женщины вступают in manum путем манципации, то есть на основании воображаемой продажи; в присутствии не менее 5 свидетелей из совершеннолетних римских граждан, а также весовщика, покупает жену тот, под чью власть она переходит».
  3. По праву давности — «Посредством давности сожительства вступала in manum (мужа) та женщина, которая в продолжение целого года оставалась беспрерывно супругою, сделавшись впоследствии как бы годовалого владения собственностью мужа, она вступала в его семью и занимала место дочери. Поэтому законом 12 таблиц постановлено, что если какая-нибудь женщина не захочет таким образом вступить in manum, то она должна ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи кряду и таким образом прерывать ежегодное давностное владение». Отведение супруге, поступившей во власть мужа, места дочери не означает ее функционального уподобления дочери (и тем более матери — сестре своих детей), но выражает наделение правами в соответствии и позицией в структуре семейства. Она выступает в семье женой своего мужа, а в общей структуре семейства — как его дочь, то есть он одновременно является ее опекуном, может распоряжаться ее имуществом как отец семейства, тогда как муж не властен над имуществом жены.

Последний вид брака пользовался наибольшей популярностью, так как давал свободу и мужу, и жене. А это было очень важно для римлян конца I в. до н.э. Римское общество стало основательно развращенным; мужчины и женщины искали наслаждений не только в экстравагантных удовольствиях, но еще и чудовищных пороках и преступлениях. Многие мужчины оставались холостяками, а молодые женщины не желали иметь детей, и рождаемость катастрофически упала.

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_005

Придя к власти, Октавиан решительно взялся за искоренение порочного наследия Республики, «стремился к исправлению нравов, к оздоровлению семейной жизни в своем государстве». Этой цели Август пытался достичь, издавая законы о браке и супружеской неверности. В законодательство входило 2 комплекса законов:

1.       «Lex Julia de maritandis ordinibus» 18 г. до н.э. и «lex Papia Рорраеа» 9 г. н.э., которые часто считают единым нормативным актом — «lex Julia et Papia». В Юлиевом законе сказано следующее: «Сенатор, или его сын, или внук по мужской линии, или правнук по мужской линии не могут сознательно, со злым умыслом взять в качестве невесты или жены вольноотпущенницу или женщину, которая занимается или занималась ремеслом, служащим для забавы других, или отец, либо мать которой занимаются или занимались этим ремеслом. Сенаторы не берут в качестве жен тех и женщин, брак с которыми запрещен прочим свободнорожденным». Свободнорожденным гражданам запрещалось вступать в брак с проститутками, своднями и их вольноотпущенницами, с женщинами, уличенными в прелюбодеянии, а также с актрисами и женщинами, осужденными по judicium publicum. «Папиевым законом предусмотрено, что всем свободнорожденным, кроме сенаторов и их детей, разрешалось брать в жены вольноотпущенниц». Сенаторы же могли сожительствовать с вольноотпущенницами, не оформляя законного брака, при условии, что ни одна сторона не состоит в законном браке. Такое сожительство называется конкубинатом. Закон также предписывал обязательное вступление в брак всех мужчин в возрасте от 25 до 60 лет и женщин от 20 до 50 лет и произведение потомства. Не соблюдавших этот закон ждали серьезные имущественные ограничения:

  • холостяки брачного возраста (caelibes), а также вдовцы и вдовы этого же возраста, не вступившие в новый брак, лишались права получения наследства (по закону или завещанию — все равно).
  • женатые, но бездетные (orbi) получали только половину наследства. Но по завещанию солдат эти категории граждан могли получить наследство полностью: «Также холостые, которым закон Юлия запрещает принимать наследство и отказы, равным образом бездетные, которые по Папиевому закону не могут приобретать более половины наследства или отказов, получают по завещанию солдат все имущество». Закон поощрял многодетность — матери троих детей — «по закону Юлия и Папия Поппея женщины освобождаются от опеки только на основании привилегии детей (как награда)», (четверых, если они отпущенницы — «закон Папия, освобождает от опеки патронов вольноотпущенниц, когда у них было четверо детей») освобождались из-под всякой власти над ними — jus trium liberorum, а также получали и другие преимущества.
  • «Lex Julia de adulteries coercendis» 18 г. до н.э. — об обуздании прелюбодеяний. Из семейного суда, который обычно разбирал дела о супружеских изменах, последние были переданы в суд государства, причем обвинителем мог выступать не только член семьи, но и любой гражданин старше 25 лет. Женщина, обвиненная в прелюбодеянии, получала развод и попадала под суд, «причем отец имел право убить свою дочь и ее любовника, а муж — убить любовника, если это был раб, вольноотпущенник семьи, гладиатор, артист и т.п.»30. Устанавливалось наказание в виде ссылки на острова (relegatio in insulam) и имущественное взыскание: «женщина теряла половину приданого и треть имущества, а ее любовник половину имущества». Женщина, вдобавок, не имела права, когда бы, то ни было выходить замуж за свободного. Наказывался и муж, знавший о преступлении жены и не предавший ее суду, но уже за сводничество (lenocinium), которое понималось весьма пространно: от сутенерства до потворства изменам жены. Фактически взысканиям подвергались юлько женщины. Мужчины преследовались за разврат (stuprum). киковым считался и всякий неправильный брак. Но в этом законе in и, еще один существенный момент — политический. Внутрисемейные дела становятся общественными, и государство приобретает статус семейства всех граждан (familia), а принцип неограниченную власть pater familias.

Наконец, законодательство Августа обратило внимание и на отношения между супругами во время брака, и на вопрос о его расторжении. Так как в Риме I в. до н.э. господствовала форма браки sine manu (без власти мужа), жена не становилась агнаткой мужа, она оставалась агнаткой своего семейства. Поэтому само включение брака sine manu не влияло на правоспособность и дееспособность жены. Но жена имела право требовать от мужа расходов на нее и достойного обеспечения ее жизни. Муж мог требовать от жены ведения домашнего хозяйства, а также имел право управлять приданым жены. Но он не имел права на другое имущество жены, если только она не предоставила ему хранение и управление и управления её имуществом. Приданое жены (dos) первоначально переходило в собственность мужа навсегда, даже в случае развода. Так как разводы в древности были большой редкостью, вопрос о приданом был безболезненным, но к концу республики, когда с падением нравственности увеличилось число разводов, женщины стали нести убыток. Все дело в том, что dos стало способом обогащения со стороны мужа: например, женившись и получив dos, он мог тут же дать развод жене — то есть фактически не женщина, а приданое привлекало мужчин. Возникла необходимость обеспечить в такой ситуации и интересы жены. Сначала между мужем и женой (или ее отцом) заключалось устное соглашение о том, что после смерти мужа приданое будет возвращено жене или его установителю. Часто при этом передаваемое мужу приданое при самом установлении оценивалось и как бы считалось проданным мужу за определенную сумму денег, которую он обязывался вернуть на случай развода. Но юридическую гарантию смогло дать только законодательство Августа, а именно «LexJuliadeadulteriescoercendis», где в особой главе defundodotali запретило мужу отчуждение недвижимостей (находящихся в Италии) без согласия жены, и не только акты прямого отчуждения, но и те, которые могли впоследствии привести к отчуждению (залог).

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_006

Что касается разводов, то первоначально они делались по обрядам, соответственно способу бракосочетания. Женившиеся по обряду conffareatio разводились через жертвоприношение — diffareatio, по обряду coemptio разводились по форме remancipatio, а брак, заключенный по форме usus, прекращался по воле мужа. Односторонний разрыв брака по воле мужа, или repudium, не мог быть единственным способом прекращения супружества в период, когда возобладали браки sinemanu. В этот период основной принцип в отношениях между супругами гласил: liberamatrimoniaessedebent. Применение этого принципа привело к установлению divortium — развода. С введением этого способа развода брак мог прекращаться по воле мужа, по воле жены и по взаимному согласию супругов. В вопросе о разводах Август, не затрагивая самого принципа свободы разводов, в «LexJuliadeadulteriescoercendis» предписал, чтобы расторжение брака объявлялось вольноотпущенником мужа в присутствии семи свидетелей и с вручением разводного письма, причем у жены также забирали ключи от дома мужа. За исключением этого чисто формального ограничения, свобода разводов сохранялась.

Эти мероприятия достигли не всех поставленных перед ними целей, об этом свидетельствует Тацит: «Однако супружества не стали от этого чаще, и детей рождалось не больше, чем прежде, так как против желания оставаться бездетными эта мера оказалась бессильной. Но зато росло число тех, кому угрожала опасность, — ведь каждая семья по навету доносчиков могла подвергнуться разорению и если раньше она страдала от порчи нравов, то теперь — от законов».

В 9 г. н.э. Август был вынужден несколько смягчить крайне непопулярные законы Юлия, однако общая направленность оставалась прежней. По закону Юлия вдовы и разведенные должны были через полтора года найти себе мужа — по новому закону срок был увеличен до двух с половиной лет. Жена патрона, если она была матерью троих детей, оказывалась в своих отношениях с вольноотпущенниками равноправной с супругом. Вольноотпущенники, имевшие троих детей, частично освобождались от опеки патрона над имуществом, а четвертый ребенок давал им свободу завещания.

Таким образом, серия законов Августа была направлена на повышение рождаемости, укрепление римско-италийского характера гражданства, оздоровление нравственной сферы жизни общества. Сам Август в своих «Деяниях» так охарактеризовал направленность своего законодательства: «Новыми законами, введенными по моей инициативе, многие примеры древних, забытые уже нашим веком, я вернул, и сам многих дел примеры, достойные подражания, потомкам передал». Последнее утверждение принципа весьма сомнительно. Одной из причин неэффективности политики Августа в государственном регулировании семейных отношений, на наш взгляд, является то, что он сам и его семья не были тем образцом благочестия, который декларировался законами. Об этом знал весь Рим, и даже в Сенате Октавиан не избежал щекотливых вопросов относительно своей частной жизни.

Новаторство Августа заключалось главным образом в том, что одним из опорных моментов был провозглашен нравственный аспект законодательства, который, тем не менее, регулируется традиционно, то есть с помощью имущественных отношений. Но это вызывало некоторые злоупотребления со стороны заинтересованных лиц: «появились надзиратели, по закону Папия и Поппея поощряемые наградами, чтобы римский народ наследовал как общий отец после отказавшихся от преимуществ отцовства выморочное имущество. Но эти надзиратели заходили гораздо дальше, накидывались на Рим, на Италию, на все, где только были римские граждане, и довели многих до разорения».

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_007

Хотя Август ставил перед законодательством благие задачи по улучшению нравов, увеличению рождаемости и законных браков, выполнить их в полной мере не удалось. Некоторое изменение морали было заметно сразу, возможно, все проявления пороков тщательно скрывались, так как страшило людей не общественное порицание, а лишение имущества, ведь одним из мотивов для создания семьи у римлян были материальные ценности, их создание и накопление. Можно видеть, что некоторые граждане понесли значительный материальный урон в связи с введением законодательства и не всегда справедливый.

Законодательству активно противостояла оппозиция, состоящая из «золотой молодежи» столицы, в их число входили и известные поэты. Секст Проперций седьмую элегию второй книги посвящает радостному событию — была отменена часть законов Августа. Поэт счастлив потому, что не придется менять свой легкий, беззаботный и полный удовольствий образ жизни, не придется ради жены и потомков забывать свою любимую Кинфию:

  • Кинфия, рада теперь ты, конечно, отмене закона:
  • Долго ведь плакали мы после изданья его,—
  • Как бы он нас не развел. Но, впрочем, Юпитеру даже
  • Любящих не разлучить против желания их.           
  • Правда, Цезарь велик, но величие Цезаря в битвах:
  • Покорены племена, но непокорна любовь.

Но это было лишь началом оппозиции, так сказать вступлением, а основной частью, главным литературным ударом по шаткому каркасу законодательства стало творчество Овидия. Его «Любовные элегии» полны неприкрытой эротики, «Наука любви» — руководство для соблазнения и свободной любви, даже «Лекарство от любви» не смогло смягчить ситуацию. За свои произведения и за причастность к семейному скандалу Августа Овидий понес суровое наказание — ссылку в далекий и холодный скифский край, в г. Томы, где и закончилась бурная жизнь поэта.

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В ПОЛИТИКЕ АВГУСТА КАК ОСНОВА РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА_008

Но в провинциях политика Августа вызвала горячую поддержку, так как развращенность столицы не успела туда распространиться. Только к концу правления Октавиана моральный уровень римского общества повысился, но это был естественный процесс, связанный с возвращением жизни граждан в мирное русло. Август также не учел роль личного примера при осуществлении политики в сфере семейно-брачных отношений, так как Рим знал о его бесчисленных любовных похождениях и о незаконности брака с Ливией, который шел вразрез со всеми древнейшими традициями. Однако законодательство Августа имело значительное влияние на частную жизнь римлян в первые века нашей эры, хотя его законы частично были упразднены последующими правителями Рима.

Таким образом, несмотря на попытку Августа стабилизировать нравственную ситуацию в Риме, его политика не увенчалась успехом. Это было связано не только с невозможностью повернуть историю вспять и вернуться к былым идеалам Древнего Рима, чего пытался добиться Август, но и с общим упадком нравов и падением авторитета семьи.