ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Повседневная жизнь населения посада

Повседневная жизнь населения посада.

Городские чины, дворяне, богатые купцы по поводу приезда в город высокопоставленных лиц проводили приемы, в дни праздников и семейных торжеств по особо важной причине проводили пиры и званые пиры с приглашением городской знати. Соблюдался строгий ритуал встречи приглашающим гостей по рангу (у ворот, подъезда к дому, в доме), по рассаживанию их по рангу и обслуживанию тоже по знатности (то есть отмененное к концу XVII века местничество имело пережитки). Мужчины пировали в одном зале (помещении), женщины — в другом. Хотя Петром I затворничество женщин было отменено, но в уездном городе совместные (мужчины и женщины) пиры начали проводить, по-видимому, лишь в последней четверти столетия. На пирах подавалось на стол от 20 до 50 блюд, хлебного вина (водки) и привозных виноградных вин ставилось многих марок. Пиры обслуживались музыкантами, игравшими на разных инструментах, песнями и плясками. Гости старались держаться чинно, с достоинством, но излишнее употребление спиртных напитков часто выводило их из норм приличия. Встреча, рассаживание и обслуживание дам также велось по чинам их мужей. Пир вела хозяйка дома. Здесь нормы приличия соблюдались. Рядовые горожане также проводили с приглашением родственников и близких знакомых пиры и пирушки. Разумеется, они проходили скромнее в мужских и женских комнатах. В обеих комнатах развлечений и веселья, плясок и песен было предостаточно.

Повседневная жизнь населения посада-001

Осенью и зимой девушки в одном из домов обычно подряд по несколько дней проводили вечорки (вечеринки) примерно с 17 часов, на которых они вначале пряли, вязали, вышивали, шили. Часа через два к ним собирались парни. Парень садился рядом с девушкой, беседовал. Затем все присутствующие угощались приготовленными либо хозяйкой дома, либо девушками, либо принесенными парнями угощениями, веселились: играли, пели и танцевали под игру приглашенных городских музыкантов. В Чебоксарах, Козьмодемьянске и других городах Чувашии в отдельных домах девушки собирались после обеда на капустки (капустники) — помочи по рубке капусты. Полдня девушки работали, а вечером к ним приходили парни. Далее все проходило так же, как на вечорках. П.С. Попов замечает о чебоксарских девушках и парнях: «Но пищею и верхом торжества здешних красавиц и молодцов-шалунов составляют капустки, то есть вечерки, бываемые осенью, когда рубят капусту... Госпожа Фукс... описала их ловко и подробно».

Повседневная жизнь населения посада-002

Образование семей рождение людей.

В XVIII веке браки горожан заключались главным образом в пределах самого города. Но немало было случаев женитьбы горожан на девушках из других городов или из русских селений государственных или экономических (бывших монастырских) крестьян. Местами знакомства парней с девушками являлись городские гулянки, церкви, торговые площади, хороводы, вечорки, капустки, ходьба девушек за водой (возможно, особенность Чебоксар), сидение их на завалинках перед домом и пр. Хотя в XVIII веке активность самой молодежи в заключении брака повысилась и мнение молодых учитывалось, но право окончательного решения о заключении брака принадлежало родителям жениха и невесты. Если Соборное уложение 1649 года установило брачный возраст девушек до 15 лет, то в XVIII столетии он составлял порядка 15—19 лет, а у мужчин даже до 30 лет. Наряду с соблюдением возрастных и социальных ограничений для вступления в брак, церковь тщательно следила, чтобы между близкими родственниками не было случаев заключения браков. Браки городских дворовых людей и крепостных крестьян заключались по воле их владельцев. Церковь разрешала одному лицу вступать в брак лишь три раза. Разводы разрешались только из-за бесплодия жены или в случае, когда не смотринах показывали одну девушку, а выдали другую. Полюбовный развод оформлялся при условии пострига одного из супругов в монахи. В XVIII веке эти установки иногда нарушались, особенно состоятельными слоями населения. Из архивного документа известно, что прихожанка Благовещенской церкви жена Петра Васильева Дарья за прелюбодейство была разведена с мужем и подвергнута церковной епитимьи на семь лет. Ее мужу Петру Васильеву было позволено вступить во второй брак. При заключении брака родители жениха через свата или сваху проводили сватовство, которые получали от родителей невесты и формально от самой невесты, согласие на вступление в брак с женихом. После принятия сватовства горожане проводили предсвадебье — составление сговорной (рядной) грамоты или же договора между женихом (или его отцом) и отцом невесты. В таком документе указывались условия (расходы обеих сторон на свадьбу, приданое) и срок свадьбы, а также сумма неустойки в случае нарушения срока одной из сторон. После сговора проводились смотрины невесты и приданого матерью жениха и часто участием самого жениха. Перед свадьбой велись подготовка к ней с обеих сторон, составлялся сценарий и назначались свадебные чины. Свадьба начиналась с церковного венчания. После венчания свадебный поезд отправлялся в дом невесты. В свадьбе участвовало множество родственников и знакомых обеих сторон. Она проводилась торжественно, с обильным угощением участников, песнями и танцами, с соблюдением многих обрядов и обычаев, вначале в доме родителей невесты, затем в доме родителей жениха, продолжалась до трех дней. Свадебная одежда жениха и невесты хранилась в течение всей жизни мужа и жены. Хоронили их в этом же наряде (такой обычай держался вплоть до начала XX века).

Повседневная жизнь населения посада-003

С рождением ребенка и первыми годами его жизни был связан целый цикл обрядов. Роды происходили в бане или другом изолированном помещении с помощью повитухи (она ухаживала за ребенком в течение 40 дней после родов). Роженица и все то, что было связано с родами, считались нечистыми, и поэтому проводили обряды очищения. До крестин выбирали крестного отца и мать ребенка из числа родственников и знакомых — кума и куму. Они считались восприемниками и покровителями новорожденного на всю его жизнь. Крестины проводились на восьмой день после рождения в церкви и дома при участии кума и кумы, повитухи и родственников. Крещение в церкви проходило торжественно, с соблюдением ряда обрядов, выполняемых священником и кумом. Ребенку давали православное имя по церковному календарю имен святых, отмечаемых в дни именин. Мальчику родители нередко давали второе, «мирское», имя по мере увеличения семьи: Первой, Первак, Второй, Третьяк, Пятой, Шестак — вплоть до Девятый, Десятый, или от личных ощущений матери перед рождением ребенка: Ждан, Неждан, Любим, Важен (желанный), Истома, Шумилка, Смирный, Пинай, Ворошилка. Такие имена часто становились официальными, они переходили и в фамилии. По возвращении из церкви устраивали торжественный крестильный обед с участием кумовьев, повитухи и родственников, которые приходили с подарками. Пили за здоровье новорожденного, в честь матери, повитухи, кумовьев. Кум и кума дарили подарки ребенку и друг другу. Через год кум и кума проводили постриги — стрижку волос ребенка. Ежегодно отмечали именины.

Повседневная жизнь населения посада-004

Проблемы и болезни местных жителей.

В любой не разложившейся от пьянства семье взрослые стремились сохранить себя в трудоспособном, жизнерадостном состоянии, растить своих детей здоровыми. Чебоксарский воевода и воеводская канцелярия 31 декабря 1761 года заполнили анкету Сухопугного кадетского шляхетского корпуса (учебного заведения, готовившего офицеров), составленную преподавателем корпуса академиком Г.Ф. Миллером. На вопрос о лечении от болезней воеводская канцелярия ответила: «Живущие в городе Чебоксаре обыватели более подвержены лихоратке, горячке, также и протчим разным болезням. А от тех болезней ничем не ползуютца, ибо лекаря не имеетца, а по власти божеской исцеляютца бес ползования; однако ж лекарю по состоянию города быть веема надлежит». Лихорадка и горячка — обобщенное название многих болезней, имевших распространение в городе. Часто страдали чебоксарцы от инфекционных болезней — сыпного, возвратного и брюшного тифа, гриппа (насморк, кашель и прочее), ангины, туберкулеза (чахотка), оспы, кори, скарлатины и других. В 1737— 1739 и в 1771 годах косила население чума, пришедшая с Юго- Востока. Последняя чума распространилась по России из Турции. Горожане страдали от цинги, кишечно-желудочных болезней (понос и прочее), болезней глаз и зубов, кожных заболеваний, зоба. Богослужение в церквах, молитва утешали больных, успокаивали их, вселяли в сознание надежду на исцеление, то есть лечили словом. Некоторые рекомендации церкви, правда, были не совсем серьезны. В XVIII веке было напечатано «Сказание, каким святым, каковые Благодати от Бога даны и когда памяти их». В нем сообщалось, что от болезни глаз помогает «мученик Мина Египтянин», от головной боли — пророк Иоанн Предтеча, от грыжи — святой Артемий, от зубной боли — святой Антип. Если «возненавидит муж жену свою неповинно», она должна была молиться великомученикам Гурию, Симону и Авиву; преподобный Мартиан «спасал» «от блудные страсти», от длительного запоя «спасал» Вонифатий. Среди горожан были распространены всякие суеверия по лечению от болезней. В Чебоксарах в XVIII веке лекарей (врачей или фельдшеров) не было. В 1790-х годах лекарь появился в Свияжске. Чебоксары и уезд были прикреплены к нему. Чебоксарская городская дума и волости уезда вносили на свияжского лекаря определенную плату. В 1797 году Казанский генерал-губернатор фон-Брант предложил чебоксарскому купечеству на его деньги содержать в городе одного лекаря и платить ему жалованье 120 рублей в год. На предложение купцы ответили: «В числе оного купечества обстоит больше маломочных и бедных людей, которые за той своей бедности никаких себе медикаментов получать не могут». Платя на свияжского лекаря, писали купцы, «здешнее купечество, в том числе и те бедные, несут немалую тяжесть, токмо никогда от него никаких лекарств не получаем, следовательно, в нем и пользы для того бедного гражданства не обстоит». Однако городские дворяне, чиновники, богатые и состоятельные купцы могли пользоваться и, вероятно, пользовались услугами врачей и аптек, появившихся еще в середине XVIII века в губернских центрах Казани и Нижнем Новгороде. Рядовые граждане такой возможности не имели. Большинство больных граждан пользовалось услугами народных врачевателей — знахарей, банщиков, костоправов, травников, массажистов, зубодеров, очных мастеров, повивальных бабок и других, которые пользовались в лечении больных рациональными методами. Знахари хорошо знали целебные свойства снадобий растительного, животного и минерального происхождения, применяли в лечении мед, молоко, кумыс, жир, уксус, квасцы, золу, деготь, смолу, воск, хлебное вино (спирт). Народные врачеватели умели вправлять вывихи и переломы, определять болезнь путем прощупывания пульса на руке, удалять зубы, делать кровопускание, прижигание ран и язв. В Чебоксарах, как и в других городах, культ бани занимал видное место. Ценилось физиологическое воздействие бани на организм (потение, парение, мытье тела теплой водой, применение различных припарок). Практиковалось прокаливание белья и одежды с целью уничтожения насекомых. С помощью народных целителей значительная часть больных выздоравливала.

Повседневная жизнь населения посада-005

Обряд захоронения.

Хоронили покойников по православному обряду с соблюдением также древних языческих обрядовых пережитков. Городское кладбище располагалось несколько южнее Чебоксар (с южной стороны нынешнего Дома правительства). Покойника обмывали, одевали в подвенечную или обычную одежду, клали в деревянный долбленый гроб вместе с некоторыми «необходимыми» ему в «ином мире» вещами и медную монету. Покойного мужа оплакивала жена. Нанимали плакальщиц. Покойника в гробу доставляли в церковь на санях. Здесь священник совершал обряд отпевания. В церкви тело богатого человека держали до похорон. Все время его кропили святой водой, на гроб ставили свечи, при нем читали священные тексты. В XVIII веке покойника хоронили на третий день. Гроб выносили на кладбище в сопровождении многочисленной процессии с зажженными свечами. У могилы гроб открывали, священник совершал погребальную литургию. После прощания близких с покойником гроб закрывали и опускали в глубокую могилу головой на запад. На могилу устанавливалась белая каменная либо мраморная плита или деревянный крест. Присутствующим раздавалась милостыня. В доме покойника проводилась поминальная тризна. Поминание покойника проводилось на девятый, двадцатый и сороковой дни, в полгода и в год. Члены семьи покойника долгое время носили траурную темную одежду. Ушедшего в мир иной постоянно поминали в молитвах. В церквах за дары включали имена состоятельных покойников в поминальные синодики. Их имена перечислялись по воскресеньям во время церковной службы.