ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Тюрьма и земский арестный дом

Тюрьма и земский арестный дом.

В 1879 г. создано Главное тюремное управление МВД, принявшее в свое ведение гражданские тюрьмы (в 1895 г. переподчинено Министерству юстиции). С 1890 г. его подразделениями на местах являлись губернские тюремные инспекции (тюремный инспектор и помощник), контролировавшие исполнение указов по тюремной части и состояние тюрем. Функции Попечительного общества о тюрьмах остались прежними. В распоряжение Чебоксарского уездного тюремного комитета поступали средства из казны на питание заключенных (в 1870-е гг. 4 коп. на чел. в день) и снабжение их одеждой, содержание тюремного персонала, субсидии городской думы на освещение и отопление тюрьмы и жалованье смотрителю, членские взносы и частные пожертвования. В 1900-е гг. тюремный комитет состоял из 9 обязательных директоров (членов по должности) и одного выборного от городского общества — купца П.Е. Ефремова.

Уездной тюрьмой управлял начальник. Тюремную стражу составляли 6 надзирателей: старший заведовал складом арестантских вещей, младшие занимали должности привратника, часового, выводного и двух запасных. Все они пользовались казенными квартирами. Тюрьма занимала площадь около 0,25 га, была ограничена с юга ул. Соборной, с других сторон — городской площадью. Она была окружена каменной стеной, которая не являлась непреодолимой преградой: в 1903 г. заключенный Р.П. Визгунов перелез через нее, совершив побег во время прогулки в тюремном дворе. По соседству находились этапный дом для пересыльных арестантов, полицейское управление, земская больница, казначейство.

Тюрьма имела 5 камер, карцер, столовую, караульню, привратницкую. В комплекс помещений входили кухня с хлебопекарней, баня с прачечной, кубовая для нагревания воды, каменная мастерская (построена в 1903 г.). На дворе располагались дома с квартирами начальника тюрьмы и надзирателей. До постройки бани (1886) заключенные раз в две недели мылись в бане местной воинской команды. В 1907—1908 гг. на средства казны и пожертвования купцов П.Е. Ефремова и А.П. Астраханцева над тюрьмой надстроен второй этаж, где разместились больница и домовая церковь во имя Нерукотворного образа Спасителя. До строительства последней праздничные богослужения проводились в коридоре тюрьмы, где был оборудован иконостас.

Тюрьма была рассчитана на 30 чел., но в 1870-е гг. число заключенных разных категорий (осужденные по приговору, находящиеся под судом или следствием, пересыльные) доходило до 50 человек. В условиях стесненности с трудом удавалось выполнять требования о раздельном содержании заключенных-чиновников, женщин и др. В 1889 г. в тюрьме содержалось 218 арестантов, 29,3% из которых были транзитными. В 1900-е гг. более 60% заключенных составляли чуваши.

Начальник тюрьмы приобретал продукты для кухни на рынке (с торговцами в конце месяца рассчитывался хозяйственный директор тюремного комитета П.Е. Ефремов, который в 1889 г. сменил на этом посту А.П. Астраханцева). Пожертвованные продукты принимал староста из арестованных, который взвешивал их в присутствии 2—3 заключенных и надзирателей, а затем разносил по камерам. Подспорьем к столу служили овощи с двух огородов общей площадью 102,2 кв. саж., принадлежавших тюрьме с конца 1880-х гг. Ссыльные в Сибирь питались на «кормовые деньги», которые получали начальники уездных воинских команд. Пересыльным выдавали деньги на питание до места назначения. Свидания с родными были разрешены в воскресные дни после обедни. Нарушение режима (строптивое поведение, пронос с воли табака, драки и др.) наказывалось временным лишением прогулок, заключением в одиночную камеру или карцер, заковыванием в наручники и др.

Тюремный комитет практиковал разные формы воспитательной работы среди заключенных. В 1863 г. при тюрьме заведена библиотечка с книгами духовно-нравственного содержания, в 1860—1870-е гг. действовала школа грамотности. Зимой для партий ссыльных (летом их перевозили на пароходах) устраивались молитвословия «с приличными назиданиями их в вере и правилах нравственности». В одной из камер священник проводил духовные беседы, которые в начале XX в. были заменены духовно-нравственными чтениями, сопровождавшимися показом «туманных» картин и музыкой граммофона. С 1901 г. в тюрьме читали лекции члены городского отдела Казанского общества трезвости, с 1911 г. — чебоксарского отдела Казанского общества пчеловодства.

До 1886 г., когда был введен обязательный труд для заключенных, арестантов чебоксарской тюрьмы не привлекали к общественным работам на том основании, что большинство из них составляли чувашские, татарские и марийские крестьяне, не владевшие ремеслами. По указу 1886 г., в зависимости от категории, заключенные стали получать 10, 25, 33% от заработанной суммы, остальное в равных долях поступало в доход казны и тюрьмы. В Чебоксарах заключенные привлекались к работам по тюрем-ному хозяйству и по договорам: обработке огорода, распиловке дров, набивке погреба льдом, приготовлению пищи, печению хлеба, стирке белья, в мастерской тюрьмы и в камерах шили обувь, плели лапти для тюрьмы и на заказ, переплетали книги, токарничали и др., а также к внешним работам — уборке улиц и площадей, ремонту дорог, строительству и др. С 1890-х гг. П.Е. Ефремов ежедневно принимал на свой лесопильный завод по 10 арестантов, которым сверх поденной платы платил по 5 коп. на улучшение питания. В 1901 г. заключенные выполнили работ на 1219 руб. 37 коп., в 1902 г. — 1731 руб. 56 коп., в 1904 г. — 1223 руб. 64 коп., в 1905 г. — 1002 руб. 30 коп., в 1915 г. — 1780 руб. 24 коп. При этом доля внешних работ составила около 90%. За хорошую организацию работ заключенных начальник тюрьмы А.Г. Малов был поставлен в пример своим коллегам из Казанской губернии.

С введением института мировых судей возникли арестные дома для содержания осужденных по их приговорам. В 1860-е гг. чебоксарское земство нанимало для этих целей 2 квартиры (по числу мировых судебных участков), а также двух смотрителей и сторожей. В ноябре 1869 г. оно приняло от государства упраздненные этапные дома в Чебоксарах, Пихчурине, Воскресенском и Аккозино, построенные в конце 1830-х гг. (земства Казанской губернии получили этапные дома бесплатно с условием поддержания в рабочем состоянии помещений, предназначенных для пересыльных арестантов). Вскоре бывший этапный дом в Чебоксарах продан городу. Планировалось переоборудовать его в казарму для уездной команды, но в 1874 г. он сгорел.

Чебоксарский земский арестный дом функционировал с ноября 1870 г., в середине 1870-х гг. размещался в нижнем этаже здания земской управы. В нем содержались лица, находящиеся под следствием или отбывающие наказание по приговору мирового судьи 1-го участка (с 1889 г. земского начальника 1-го участка и городского судьи), а также пересыльные, для содержания которых в отдельные годы арендовался частный дом. Например, в 1872 г. содержалось 339 чел. (292 муж., 47 жен.), из них пересыльных 20,6%. Большинство были осуждены за кражу (28,3%) и бродяжничество (27,9%). После введения сухого закона (1914) количество арестованных уменьшилось наполовину. С разрешения попечителя арестного дома (в 1913 г. им был купец Ф.П. Ефремов) арестанты могли назначаться на общественные работы, при этом вместо оплаты день работ засчитывался за 2 дня ареста.

В 1885—1887 гг. на средства губернского земства восточнее тюрьмы под наблюдением архитектора П.Е. Аникина построен каменный двухэтажный арестный дом на 35 чел. по проекту инженера В.Н. Болгарского. В комплекс зданий входили каменная баня с прачечной, деревянный цейхгауз, погреб и др. Штат учреждения состоял из смотрителя, 2 служителей и завхоза. В 1912 г. на средства земства (10 коп. на чел. в сутки) в арестном доме содержалось 323 чел., еще 7 — за свой счет.