ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

ИССЛЕДОВАНИЕ СТОЯНКИ НОВАЯ ДЕРЕВНЯ В ЦИВИЛЬСКОМ РАЙОНЕ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Березина Н.С. Чувашский государственный институт гуманитарных наук

ИССЛЕДОВАНИЕ СТОЯНКИ НОВАЯ ДЕРЕВНЯ В ЦИВИЛЬСКОМ РАЙОНЕ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В 2005 ГОДУ

В июне—июле 2005 г. совместной экспедицией Чувашского государственного института гуманитарных наук, Чувашского естественно-исторического общества «Terra incognita» и Национального центра археологических исследований Института истории Академии наук Республики Татарстан были проведены охранные раскопки стоянки Новая Деревня в Цивильском районе Чувашской Республики.

Стоянка была открыта и обследована разведочными шурфами в 1966 г. археологическим отрядом Казанского Института языка, литературы и истории (ИЯЛИ) им. Г. Ибрагимова под руководством младшего научного сотрудника ИЯЛИ П.Н. Старостина (Старостин, 1966). Им было отмечено 4 жилищных западины. Исследованиями 1966 г. здесь были обнаружены отщепы, сколы, обломки ножевидных пластин, а также кремневая провертка и обломки кремневых орудий с ретушью. Здесь же были найдены фрагменты толстостенной лепной керамики с ямочно-гребенчатым орнаментом, датируемой исследователем эпохой неолита.

Памятник расположен на песчаном останце древней аллювиальной террасы правобережной поймы Малого Цивиля, на юго-восточной окраине д. Новая Деревня Цивильског о района (рис. 1). Геология этого места интересна: здесь сливаются Большой и Малый Цивили в единую реку, которая имеет мощную разработанную долину, до 3 км шириной. Вдоль песчаной террасы, на которой располагается памятник, сохранились следы древнего русла в виде старичных озер.

Следует отметить, что памятник в настоящее время разрушается фунтовой автомобильной дорогой (рис. 2). На поверхности грунтовой дороги нами был собран подъемный материал: кремневые отщепы, осколки.

В 2001 г. археологической разведкой под руководством Н.С. Березиной с целью уточнения датировки памятника был заложен разведочный шурф 1x2 м с ориентировкой по сторонам света, на краю грунтовой автомобильной дороги, рядом со 2-й западиной. Шурфом было выявлено наличие культурного слоя, содержащего кремневые изделия, сколы и отщепы. Фрагментов керамики обнаружено не было (Березина, 2001).

Выбор расположения раскопа был определен в первую очередь с целью спасения разрушающейся части стоянки, а именно на грунтовой автомобильной дороге, в той ее части, где нами наблюдалась наибольшая концентрация подъемного материала. Раскоп был заложен общей площадью, с двумя прирезками, 172 м2 и разбит на квадраты 1x1 м. Здесь следует отметить, что в южной части раскопа, вдоль дороги был проложен телефонный кабель.

Зафиксирована следующая общая стратиграфия:

1)      дерн и поддерновый слой — до 15 см;

2)      слой серой плотной супеси, современного происхождения, содержащий различный мусор, — до 30 см;

3)      слой оторфованного песка — 10-20 см;

4)      бурый рыхлый песок — до 55 см;

5)      углистый песок, от светло-серого до черного цвета, мощностью до 130 см;

6)      желтый рыхлый песок (материк).

Характер стратиграфических горизонтов, по нашему мнению, отражает геологические процессы данной местности и антропогенное влияние, вызванное нахождением памятника на территории деревни и разрушениями автомобильной грунтовой дорогой, проходящей по памятнику. В квадратах, где сохранился дерн и поддерновый слой, под ними лежит слой серой плотной супеси, образовавшийся, вероятно, в современное время: он содержит различный мусор. Ниже пролегает тонкий горизонт оторфованного песка шириной 10-20 см. Надо отметить, что этот горизонт прослеживается на всем протяжении раскопа. Наше мнение, что этот слой связан с лесом, которым была покрыта дюна до появления здесь деревни в XVII в. Возможно, высокая влажность в условиях поймы способствовала образованию слоя. С этим слоем связана яма №1, в которой нами были собраны вместе с кусками угольков скорлупки лесных орешков и отдельные находки кусков обугленных деревьев. Ниже залегает широкая полоса бурого рыхлого песка, ее цвет неоднородный пятнистый из-за высокой активности почвенных животных и корней растений. Иногда хорошо заметны следы корней больших деревьев, проникающие глубоко. Культурный слой на памятнике окрашен в различные оттенки серого и черного цвета, от светло-серого до черного углистого. Он выделялся на фоне материка более плотной фактурой. Материк — светло-желтый, иногда белесый рыхлый песок. Строение самой дюны таково, что песок пронизан прослойками глины. Чем глубже, тем они становятся толще. Все слои, лежащие ниже бурого песка, пронизаны ими. Вверху цвет этих прослоек темно- коричневый, окрашенный углистыми пылеватыми частицами, вымытыми водой из культурного слоя, внизу — темно-рыжий. На глубине около 1 м эти прослойки переходят в один сплошной горизонт глины. Еще глубже, на глубине около 1,5 м, находится мощный горизонт серой глины, видимая мощность 30 см (рис. 2).

Таким образом, планиграфически удалось зафиксировать культурный слой частично разрушенного дорогой жилища №1 (рис. 3). Хорошо зафиксирован лишь западный борт его котлована. Так же раскопом вскрыта северо-западная часть жилища №2, которое расположено глубже относительно жилища №1. Жилище №2 совершенно не затронуто разрушениями, вызванными функционированием дороги, но целостность культурного слоя частично нарушена траншеей кабеля, который оказался, вскрыт нашим раскопом. Южнее раскопа проходит второй кабель. По этой причине мы не смогли расширить раскоп в южном направлении. Контуры котлована жилища №2 отчетливо фиксировались на горизонтальных и вертикальных зачистках. Начиная с 7-го горизонта зачистки контур котлована жилища читался отчетливо, но насколько широко была распространена верхняя граница жилища №2, судить проблематично из-за разрушений.

Раскопом зафиксированы две большие ямы — сооружения №1 и №2. Это ямы размером примерно 2,5x2 м. углубленные от уровня плечиков примерно на 1 м. Дно ровное, стенки практически отвесные. Углистыми полосками отмечены стенки этих сооружений. Об их назначении и о том, как они связаны с культурным слоем жилищ №1 и №2 судить трудно, так как верхние слои оказались нарушены дорогой, а в заполнении ям не было отмечено находок.

Как уже было сказано, находки стали встречаться еще на поверхности дороги, т.к. часть культурного слоя уже была ею разрушена. В тех же местах, где слои не были нарушены, находки начали встречаться во 2-м горизонте — буром рыхлом слое. В горизонтах 1,2 и 3 находки сосредоточены в основном на дороге. Большая часть находок была найдена в горизонтах 1, 2, 3, 4 и 5. В 6-м и 7-м горизонтах обозначились два центра сосредоточения находок. В горизонтах 8, 9, 10, 11 и 12 находки продолжали встречаться в основном в жилище №2, так как оно было расположено глубже.

Коллекция стоянки насчитывает 4250 предметов, среди которых 2004 каменных предмета, из них: 436 орудий, 85 нерегулярных пластин, а также 1342 фрагмента лепной керамики, 900 из них мелкие обломки размером 1-3 см. Найдены также изделия и капли из меди и мелкие обломки глиняных тиглей, а также сверленая подвеска из янтаря.

Каменное сырье, расщеплявшееся обитателями стоянки, представляет собой желвачный красно-коричневый и пестро-цветный пластовой местный кремень, встречающийся в пермских известняках и четвертичных лессовидных суглинках в расположенных рядом месторождениях. Единичны предметы из сливного песчаника, выходы которого в виде окатанных галек палеогенового возраста распространены на водоразделах в Чувашии, а также в волжских обрывах.

Технология расщепления кремня обитателями стоянки не имела своей целью получение пластинчатых заготовок и макропластин, которые известны в большом количестве в индустриях эпохи раннего металла, например, в южной части Среднего Поволжья, и более ярко — в культурах юга европейской части России. Пластины нерегулярные, всего 46 шт. Большинство нерегулярных пластин (как целых, так и сечений) использовалось в виде вкладышей в ножах, резчиках и резцах.

Все найденные нуклеусы не имели стандартных форм с одним или несколькими фронтами скалывания и использовались для снятия коротких сколов и отщепов.

Из морфологически выраженных орудий выделяется представительная серия (25 шт.) наконечников стрел и их обломков. При описании формы мы использовали терминологию короткие, средние и длинные по отношению длины к ширине. У листовидных и ромбических она равна: у коротких 1,5—3:1, у средних 3—4:1, у длинных более чем 4:1. Для треугольно-черешковых наконечников принималось во внимание соотношение длины пера и его основания: короткий при соотношении 1 — 2:1, при 2—3:1 — средний, более 3:1 — длинный.

Один из листовидных коротких наконечников стрел с зауженным основанием (всего 3 шт.) выполнен из светло-коричневого кремня, оформлен уплощающей ретушью, заходящей высоко на спинку, брюшко также обработано уплощающей ретушью; тем не менее он асимметричен и имеет плоское брюшко и выпуклую спинку (рис. 4: 6). Второй наконечник из кремня также обработан двусторонней уплощающей ретушью (рис. 4: 7). Третий наконечник выполнен из кремневого отщепа красноватого цвета, обработан двусторонней уплощающей и полукрутой, но невысокой ретушью, насад слегка утолщен (рис. 4: 9).

Среди листовидных средних наконечников (2 шт.) один — из белого кремня, обработан двусторонней уплощающей и полукрутой ретушью, кончик пера сломан с намеченным черешком (рис. 4: 8). Он вторично использовался в качестве развертки. Второй наконечник выполнен из черного кремня, обработан двусторонней пильчатой неравномерной ретушью, возможно, это неудачное орудие (рис. 5: 3).

Все ромбические короткие наконечники небольшого размера (5 шт.). Один выполнен на плоском отщепе (рис. 4: 10), оформлен уплощающей невысокой ретушью; основание заужено, конец насада сломан. Второй наконечник, с зауженным основанием, оформлен полукрутой ретушью, относительно толстый: при ширине 8 мм его толщина 5 мм (рис. 4: 13). Третий наконечник выполнен из пестрого кремня с зауженным основанием, оформлен уплощающей двусторонней высокой ретушью (рис. 4: 14). Четвертый наконечник — с усеченным основанием, его длина чуть больше ширины (рис. 5: 15). Пятый наконечник — с зауженным основанием, выполнен из белого кремня с двусторонней уплощающей ретушью, относительно толстый: толщина 6 мм (рис. 4: 16).

Ромбических средних наконечников стрел 6 экз. Первый наконечник выполнен из светло-коричневого кремня, основание заужено, оформлен двусторонней уплощающей высокой ретушью (рис. 4: 1-2). Второй наконечник, также с зауженным основанием (рис. 4: 3), оформлен двусторонней уплощающей высокой ретушью, третий — выполнен на отщепе двусторонней уплощающей ретушью (рис. 4: 5) и несет следы пребывания в огне, насад заужен и частично разрушен. Четвертый наконечник крупный, был сломан на три части, которые были найдены недалеко друг от друга, но отдельно в разных квадратах в секторе 7 (рис. 5: 1). Он выполнен на кремневой плитке толщиной до 7 мм, имеющей с двух сторон корку, оформлен двусторонней уплощающей, но не высокой ретушью. Основание усеченное, возможно, сломанное. Пятый наконечник выполнен из белого кварцита, оформлен двусторонней уплощающей высокой ретушью, насад заужен (рис. 5: 2). Шестой наконечник также выполнен из белого кварцита, относительно массивный: толщина 9 мм (рис. 5: 4).

Треугольно-черешковые короткие наконечники представлены 5 экз., изготовлены на отщепах. Первый, с зауженным черешком, оформлен уплощающей и полукрутой ретушью (рис. 4: 2). Второй наконечник оформлен полукрутой и уплощающей ретушью, насад закруглен (рис. 4: 4). У третьего наконечника края оформлены двусторонней мелкой полукрутой ретушью, насад, возможно, сломан (рис. 4: 11). Четвертый наконечник, с широким и коротким черешком, оформлен полу крутой и уплощающей ретушью, с одной стороны имеет шип (рис. 4: 12). Пятый наконечник оформлен полу крутой двусторонней ретушью, в продольном сечении асимметричен, перо изогнуто, черешок широкий и короткий (рис. 5: .5).

Следует упомянуть об одном небольшом наконечнике, имеющем законченную форму усеченного сегмента, края его оформлены полу крутой ретушью (рис. 4: 17).

Имеется серия (8 шт.) каменных перфораторов: сверла, развертки и проколки. Выделяются небольшие асимметричные сверла (3 шт.), выполненные на отщепах с одним плечиком (рис. 5: 7). Жало и прилегающие грани оформлены односторонней противолежащей крутой ретушью. Длина жала у всех около 1 см. Как правило, это были дублированные орудия. Боковые грани отретушированы и использовались как скребок, нож или/и скобель. Вторая группа — сверла на крупных трехгранных продольных сколах (4 шт.). Жало оформлено двусторонней ретушью; также оформлялись и боковые грани, которые несли дублирующие функции скребков (рис. 5: 6,8,10). Одно сверло использовалось без ретуширования жала. В коллекции имеется одна проколка, выполненная на широком отщепе с треугольным острием, которое несет следы заполировки.

Ножи (10 шт.) выполнены на пластинах (рис. 6: 7), длинных сколах и отщепах. В коллекции имеется нож-ложкарь на крупном отщепе (рис. 5: 9), рабочие края которого обработаны односторонней полукрутой короткой ретушью. Один нож с обушком выполнен на крупном кварцитовом длинном треугольном сколе, рабочий край которого обработан односторонней полукрутой ретушью, острый конец использовался в качестве сверла. На остальных ножах вторичной обработки нет, присутствуют лишь следы сработанности.

Многочисленные скребки (28 шт.) выполнены на массивных первичных длинных (3 шт.) и коротких (1 шт.) сколах с желвачной коркой, нуклевидных кремнях (2 шт.). Найдены скребки прямоугольных очертаний на коротких сколах с полукрутой и крутой ретушью на рабочем лезвии и боковых гранях (6 шт.) (рис. 6: 4,9), концевые на длинных сколах (2 шт.), боковые на коротких сколах (8 шт.) с крутой, полукрутой и уплощающей ретушью, два скребка прямоугольной формы с ретушью по всем граням, на одном — подтеска с брюшка. Один скребок выполнен на широкой пластине из серого кремня хорошего качества, конец и боковые грани оформлены полукрутой и уплощающей ретушью, заходящей на спинку.

Скобели (12 шт.) выполнены на коротких сколах и отщепах, имеют рабочий край с вогнутым лезвием со следами сработанности без вторичной обработки ретушью.

Имеется небольшая группа угловых резцов (4 шт.), выполненных на углу сломанных пластин и сколов.

Часть орудий выполнена на отщепах, сколах и кусках кремня случайной формы без вторичной обработки, но со следами износа. Большая их часть была использована в качестве режущих и скоблящих орудий.

Деревообрабатывающие орудия представлены несколькими экземплярами. Среди них целая маленькая стамеска (рис. 6: 3), выполненная из окремнелого известняка, лезвие и спинка пришлифованы. Рабочий край округлый, лезвие острое, брюшко плоское, спинка высокая, в поперечном сечении треугольная.

Интересен обломок обуха тесла (рис. 6: 8), выполненный из окремнелого известняка, полностью отшлифованный, брюшко почти плоское или слегка линзовидное, спинка высокая, в сечении треугольная или трапециевидная (сломана), обух заужен. В коллекции имеются также стамески, выполненные на сколах с рабочим краем, оформленным полукрутой ретушью.

Интересная находка — лунница (рис. 6: 9) небольшого размера, с обоих концов обломана, сделана из белого кварцита полукрутой и уплощающей ретушью.

Была найдена янтарная подвеска (рис. 6: 10), обломанная еще в древности по сверлине, расположенной в верхней части подвески.

Имеется 5 заготовок бифасов небольшого размера из кремня и кварцита (6: 6).

С орудиями были проведены трасологические исследования, выполненные М.Ш. Галимовой (Березина, Березин, Галимова, 2007)4. Под бинокулярным микроскопом МБС-10 было просмотрено большинство предметов с вторичной обработкой — морфологически выраженных орудий (101 экз.), а также выделена фуппа сколов и осколков без вторичной обработки со следами утилизации (243). В качестве скобелей, режущих орудий использовались преимущественно отщепы и Сколы подправки (90), фрагменты сколов (23), нерегулярные пластины (46), массивные первичные сколы (10), нуклевидные куски (11) и даже заготовки бифасов (5) (рис.7). Присутствие таких морфологически слабо выраженных орудий отмечается в коллекциях волосовских поселений Примокшанья.

Орудия были разделены на две группы по жилищам № 1 и №2. Типологический набор обоих жилищных комплексов носит стандартный для эпохи раннего металла облик, который неоднократно отмечался исследователями Поволжского региона. Наиболее выразительную и типологически однородную категорию находок образуют наконечники стрел, среди которых есть экземпляры, оформленные обычным способом — при помощи как рогового отжимника, так и металлического. Таким металлическим отжимником чаще всего в эпоху раннего металла служило медное шило, которое и было обнаружено в данном раскопе в единственном числе. В качестве вторичных функций наконечников в данном комплексе были отмечены сверло, проколка, скребок. Среди наконечников с обоими видами ретуши имеются экземпляры, использовавшиеся в стрельбе и несущие на своих насадах и остриях специфические мелкие сколы повреждения от попадания в твердый предмет — так называемый «метательный износ». Вместе с тем есть и наконечники без таких признаков, которые, вероятно, не были применены в стрельбе.

Скребки, как обычно, служили на данном поселении не только для обработки шкур, но и для скобления, пиления и резания различных материалов. Ножи в коллекции не имеют стабильной устоявшейся формы. Видимо, они имели различное предназначение: разделочные, ножи-ложкари, строгальные, многолезвийные полифункциональные и т.д. Классических ножей-бифасов, отмеченных на многих памятниках волосовской культуры, на стоянке не обнаружено. Характерные для комплексов раннего металла мелкие долота с шлифованной поверхностью, а также фигурные кремни и, в частности, так называемые лунницы нашли отражение в инвентаре стоянки Новая Деревня (рис. 6:7). Находки наконечников стрел из кварцита (рис.5:5,6) также довольно показательны для предположительного возраста памятника. Пластины были полифункциональными орудиями, что также вполне обычно. На углах фрагментов пластин часты следы вторичной функции — резчиков. Обушки оформлялись резцовыми сколами по краю.

Были найдены изделия из металла: медное (бронзовое) шило, длиной около 2 см, обломанное и г-образно изогнутое; сохранившийся фрагмент позволяет реконструировать его 4-х-гранное квадратное сечение. Фрагмент изделия длиной 13 мм, шириной 1,5-4 мм, прямоугольное в сечении, в широком конце имеет закругление и две параллельные бороздки, опоясывающие изделие. Медное изделие — пластина прямоугольной формы, ее размеры 23x12x2,5 мм. Также были найдены несколько капель меди (бронзы) мелких круглых, около 5 мм в диаметре, и крупных в форме капель и лепешек размером до 26 мм. Также имеются небольшие (2-3 см) фрагменты глиняных тиглей со следами медных вкраплений.

В археологической коллекции имеются 1342 фрагмента лепной керамики, в которой выделяются две отчетливые группы: первую, малочисленную, составляет группа фрагментов с ямочно-гребенчатым орнаментом раннего этапа льяловской культуры (рис. 8), которые отмечены в секторах 1,2,3. Фрагменты эти разрозненные, от нескольких сосудов. Имеются два фрагмента округлых донцев. Тесто плотное, без видимых примесей, цвет фрагментов светло-коричневый, толщина стенок 7-10 мм. Орнаментальные мотивы простые: прямо- или косопоставленные ряды гребенчатых оттисков разделены одним, реже двумя рядами конических ямок. Гребенчатые штампы использовались прямые: как короткие овальные в 3-4 зуба, так и длинные многозубчатые.

Вторая группа керамики — пористая с содержанием органики: пуха, скорлупы, растительной трухи (рис. 11). Эта группа неоднородна, в ней выделяется керамика развитого и позднего этапа развития волосовской культуры (рис. 9,10).

Керамика развитого этапа волосовской культуры имеет распределение в секторах 1,2,3,5,6. Фрагменты разрозненные (рис. 9). По имеющимся фрагментам можно судить о формах сосудов: это открытые сосуды с округлым донцем (плоских донцев найдено не было), венчики прямые или с незначительным отгибом наружу, срез венчиков плоский или округлый. Тесто рыхлое с большой примесью органики (скорлупа, пух и др.) (рис. 11). Толщина стенок варьирует от 8 до 18 мм. Обжиг костровой, неравномерный, цвет фрагментов от светло-коричневого, красноватого до серого. Орнамент покрывал всю или большую часть поверхности сосудов, иногда орнаментировался срез венчиков. Орнамент состоял из оттисков гребенчатого штампа, реже ямочных вдавлений, прочерченных линий. На большинстве сосудов наблюдается горизонтальная зональность орнамента. Возможно, были неорнаментированные или слабо орнаментированные сосуды, так как имеются фрагменты стенок без орнамента; разделить их на различные этапы развития волосовской культуры проблематично, к тому же из-за разрушений слоев стратиграфически их разделить почти невозможно.

Керамика позднего этапа волосовской культуры (рис. 10) связана с жилищем №2. Она отличается относительной тонкостенностью, большей пористостью и в большинстве своем не орнаментирована. Тесто тоже в свом составе имеет растительную примесь (пух, скорлупу и др.), но в большем количестве, чем вышеописанная керамика. Обжиг костровой, цвет фрагментов в основном серый, на изломе черный. Толщина стенок колеблется в пределах 5-7 мм. Полных развалов не встречено, но имеются несколько фрагментов, позволяющих реконструировать форму сосудов. Это — банки и горшки с прямым донцем (донце примерно такой же толщины, что и стенки), прямыми боками. Венчики прямые и плавно или г-образно отогнутые наружу. Найден 1 фрагмент прямого венчика сосуда с налепом в виде тонкого изогнутого валика (рис. 10: 1). Орнамент располагается в верхней и нижней части сосудов, состоит из зубчатых оттисков и небольших прямоугольных и треугольных вдавлений, образующих разреженные бедные композиции двойного горизонтального ряда крупных зигзагов, оттисков косо поставленного штампа, двойных и тройных рядов вдавлений (рис. 10).

Анализ керамики позволяет заключить о наличии на данном памятнике трех культурно-хронологических горизонтов: ранний этап льяловской культуры, датируемый первой половиной 4 тыс. до н.э., развитый этап волосовской культуры, который может быть датирован серединой и второй половиной 3 тыс. до н.э., и поздний этап волосовской культуры, вероятно, относящийся к 1-й трети 2 тыс. до н.э.