ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Общественный и домашний быт горожан

Общественный и домашний быт горожан.

Общественный быт горожан в Чебоксарах, как и во многих других уголках Российского государства, устанавливался порядками и непосредственно государем, а также местными властями — воеводской канцелярией руководил которой воевода, с 1781 года — новыми присутственными местами, магистратом, считавшимся посадским советом самоуправления, православным духовенством и историческими традициями.

Воеводы назначались правительством на один или два года. Воевода единолично осуществлял в городе и уезде административную, полицейскую, военную, фискальную, судебную властно-управленческие функции, подчиняясь императору, Сенату, коллегиям, губернатору. Новый воевода, получив назначение, за две недели до прибытия на новое место направлял в город и уезд своего представителя для приема дел, отчета и казны от старого воеводы, заключения с городским «самоуправлением» и волостными сотниками соглашения о материальном содержании воеводы — сколько хлеба, мяса и других съестных припасов, фуража, дров должны поставлять город и каждая волость. Хотя кормление давно было запрещено, но оно продолжало существовать. Смена воевод проводилась торжественно. Еще до прибытия нового воеводы во Введенском соборе собирали представителей городского управления и духовенства, посадской общины, волостных сотников, сельских старост. Новый воевода, давал знать старому о своём приходе, приходя, двигался к центральному храму, где на площади перед церковью устанавливал свой стяг. Старый воевода вместе со старой администрацией также присутствовал на площади, где устанавливался стяг. Впереди процессия чуть отстовая старый воевода несли его стяг и укладывали его в заранее отведённое место на площади. Старый и новый руководитель, вместе с городской знатью, заходили в церковь, здесь местное высшее духовное лицо совершал молитвенный обряд. В храме крестили всё святой водой, и новому воеводе давали освящённые символы власти, такие как ключи от населённого пункта и ключ от кладовой казны. После процессия покидала храм. Бывший воевода сразу собирался в путь на столицу давать отчёт.

Общественный и домашний быт горожан-001

Воевода, с помощью чиновников воеводской канцелярии и городничего, предоставлял соблюдение закона и дисциплины, контролировал собираемость налогов и разнообразных податей, исполнение местными людьми трудовых, воинских и других обязанностей, предоставлял справедливый суд и соответствующую расправу. Воеводская канцелярия (до 60-х годов XVIII века она размещалась недалеко от нынешнего следственного изолятора, с 60-х годов — в Доме магистрата) считалась главным местом встреч дворян, чиновников, военных и представителей городских людей. Тут, и ещё на месте где проводили торговлю биричь (бирюч) всенародно зачитывали документы Государевого повеления. В воеводской канцелярии и Введенском соборе местные жители знакомились и подтверждали свою верность Государю и новому руководителю. В воеводской канцелярии воевода с судебными помошниками вели судебный процесс. Для получения информации от обвиняемых или свидетелей применяли методы «без пристрастия» или «с пристрастием» — иногда используя физическое воздействия для получения информации с помощью палача, производящего процесс допроса. Признанных судом виновных в преступлениях сажали в городскую тюрьму, приводя соответствующие телесные экзикуции. Быт заключённых был очень тяжёлым. По административно-территориальной реформе по указу Екатерины II 1775 года, проведенной в 1781 году, были открыты новые присутственные места — административно-полицейские (в уезде — нижний земский суд во главе с исправником, в городе — городничий, полицейский аппарат), финансово-хозяйственные (уездное казначейство, осуществлявший сбор государственных налогов, питейных доходов) и судебные (уездный суд для дворян, городовой магистрат, нижняя расправа), то есть были сделаны первые шаги к разделению властей. Разумеется, это внесло соответствующие изменения в жизненные процессыгородского населения.

Общественный и домашний быт горожан-002

Центр городской жизни.

Центральным местом населённого пункта в XVIII веке было место где велась торговля, расположенная южнее Троицкого монастыря и церкви Параскевы. На ней располагались лавочные ряды, таможня (до 1754 года). До принятия Городового положения 1785 года русским, чувашским и марийским крестьянам из окрестностей Чебоксар не разрешалось владеть лавками на торговой площади. Они могли продавать продукцию своего труда только с возов. Городовое положение обязывало «градское общество» обеспечить «уездным жителям» свободу «в здоровое время все привозить и увозить», назначить еженедельные дни когда осуществлялась торговля. Но городские торговцы стремились препятствовать выполнению этого закона. Для прподажи лошадьми были специальные конские загоны, здесь лошади клеймились. Возле площади гд велась торговля, почти рядом с берегом реки Волга находились амбары — складские помещения и магазины. Городовое положение 1785 года предоставило горожанам право иметь «по домам лавки и анбары». Несмотря на такие разрешения, торговая площадь осталась основным центром торговли в городе. Торговые операции осуществляли как посадские люди, так и приходящие уездные. На площади для торговли биричи криком зачитывали правительственные распоряжения, решения властей и все возможную важную информацию. На этой площади и был построен Дом магистрата.

Общественный и домашний быт горожан-003

В городском быту посада определенное место занимали сходы посадских людей. С 1720-х годов цеховые проводили свои сходы или участвовали в общих сводах с остальными посадскими людьми. С введением купцов трех гильдий и мещанского сословия также проводились купеческие и мещанские сходы и совместные сходы обоих сословий. Исследователь истории посадской общины в городах России XVIII века А.А. Кизеветтер указывает, что земская изба в начале столетия, затем ратуша, магистрат, члены которых формально избирались посадом, являлись соединительным звеном между центральной, губернской и воеводской администрацией и мирским посадским сходом. «Бургомистры и ратманы, переступая порог магистратской присутственной камеры, тем самым отщеплялись от своей общины, делались не слугами избравшего их общества, а агентами правящей бюрократии. Городовые магистраты не являлись органической частью посадскообщинного самоуправления. Это самоуправление в истинном его значении начиналось лишь за дверями магистратского присутствия. Его органом служил мирской посадский сход, исполнительной инстанцией которого являлся не магистрат, а «старостинекая изба» или «старшинское правление», то есть канцелярия тоже избранного общиной посадского старосты. Не магистратский бургомистр или ратман, а посадский староста был настоящим представителем земского мира», — пишет А.А. Кизеветтер. Магистрат общался с посадской общиной через старосту. Мирские сходы созывал староста. На них полагалось присутствовать всем главам семей. Однако процент участников сходов был не особенно большим. Верховодили на сходах первостатейные купцы. Они обеспечивали избрание членов магистрата из своей среды. И в «советовании о мирских нуждах» — в раскладке податей и повинностей, служб, назначении рекрутов, определении мирских, то есть на нужды посада, сборов верховодили первостатейные купцы при поддержке среднестатейных. В итоге настоящего самоуправления не получалось. А.А. Кизеветтер, изучив мирские сходы, пришел к следующему выводу: «Представленные посадскому миру права самоуправления не могли получить твердого последовательного развития при общем крепостном строе посадскообщинной жизни. В течение изучаемого периода посадский сход занимал фактически подчиненное положение по отношению к разного рода органам коронной власти, в ряду которых ближе всех к посадскому миру стоял местный магистрат, властно руководивший деятельностью сходов... Магистрат, несмотря на свой выборный состав, являлся по своей деятельности орудием бюрократической централизации в сфере управления посадским населением. Поставленные над «миром», и «яко начальство города», магистраты не являлись органическим звеном в цепи посадскообшинных учреждений. Как слуги центральной администрации, магистраты следили лишь за наблюдением (то есть соблюдением) фискальных интересов, за исправным исполнением посадской общиной ее тяглых обязанностей».

Общественный и домашний быт горожан-004

Выборы в магистрат.

Касаясь выборов членов магистрата, А.А. Кизеветтер подчеркивает, что посадские выборы сплошь и рядом сопровождались ожесточенной борьбой различных партий, что нередко избирательная борьба принимала до дикости резкие формы. Она «вскрывает перед нами еще более глубокую социальную борьбу, разъедавшую посадскую общину XVIII века. Выборы в члены магистрата являлись обыкновенно наиболее жгучим предлогом для открытого обнаружения этого коренного междупосадского антагонизма».

Без участия магистрата посадские люди Чебоксар — родственники и близкие знакомые — объединялись в дружественные трудовые группы для проведения неоплачиваемых помочей в чью-либо пользу по строительству домов или каких-либо надворных построек. Посадские низы, не имевшие своего дела, кормившиеся наемной работой, для выполнения значительных работ по строительству городских или частных объектов (домов, амбаров, магазинов, мостов, мельниц, промышленных заведений, пристаней и т.п.), для выездов на отхожие промыслы объединялись в артели. Извозчики и бурлаки также работали артелями по договору.

Общественный и домашний быт горожан-005