ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР - УНИКАЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ

Богданов С.В., Рябуха А. С. Институт степи Уральского отделения Российской Академии наук (Оренбург)

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР - УНИКАЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ

Каргалинское рудное поле занимает центральное место среди медных рудников Приуралья, разрабатывавшихся в древности. Комплекс рудников, расположенный в 50-60 км к СЗ от г. Оренбурга на северо-востоке Общего Сырта, состоит из 12 обособленных участков, вытянутых с ЮВ на СЗ (Каргалы. 2002а. С.33) в виде широкой полосы длиной до 50 км, занимая площадь до 150 км2. Специфика горных разработок на Каргалинском рудном поле заключается не только в их особой масштабности и концентрации, но и в особой динамике: грандиозные горнотехнические работы относятся к двум протяженным этапам (III—II тыс. до н.э., XVIII—начало XX вв.), разделенным длительным периодом покоя (конец II тыс. до н.э.—1-я половина XVIII в.), завершившимся временем полного забвения на протяжении большей части XX в. После того, как горные разработки были полностью заброшены в 1916 г., древние, старинные и новые антропогенные и природные объекты Каргалов постепенно образовали некое единое культурно-историческое пространство, продолжающее призрачную жизнь по своим собственным законам...

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_001

Объекты историко-культурного и природного наследия Каргалинского рудного поля с определенной долей условности подразделяются на четыре группы. Первую группу образуют наиболее многочисленные объекты, непосредственно связанные с горнорудной деятельностью. Данный вид объектов, как правило, представлен на Каргалах 7 типами простых ландшафтных урочищ, соответствующих определенным видам горнопроходческих работ и их следам:

  1. провалы, представляющие собой воронкообразные следы обвалов кровли над неглубоко залегающими штольнями или подземными залами, образованными на месте выработки крупных линз руды; провалы обычно концентрируются большими скоплениями, состоящими из нескольких десятков или сотен отдельностей, перемежаясь с другими типами фаций и урочищ; поля провалов на Каргалинских рудниках напоминают лунный пейзаж, изрытый кратерами метеоритов (Черных, 1996. С. 34—38);
  2. отвалы — относительно многочисленный тип горнотехнических объектов Каргалинских рудников, обычно они располагаются бугристыми ассиметричными кучами высотой 1,5-5 м вокруг штолен и шахт на площадях в несколько сотен квадратных метров и состоят из отработанных пород; визуально крайне сложно отличить отвалы нового времени от древних;
  3. осыпи — весьма специфический тип урочищ, образующихся на склонах балок в результате свала отработанной породы из штолен и шахт;
  4. разносы — тип горно-технических урочищ, представляющих собой неглубокие, но широкие поисковые разрезы, пробитые по дну и склонам шурфами и штольнями, окаймленные отвалами подковообразной или кольцевидной формы, оплывавшими внутрь; на каждом из 12 участков Каргалинских рудников выделяется по 1-2 разноса, заросших кустарниками и березовым криволесьем;
  5. штольни — горизонтальные или наклонные (до 10-15°) выработки-проходки, вырубленные в коренном массиве песчаников в крутых бортах балок или вертикальных стенах разносов; на склонах Староордынского оврага они образуют своеобразный амфитеатр;
  6. шахты — вертикальные проходки шириной от 1,5 до 3 м, опускающиеся на глубину от 30-40 м до нескольких сотен метров; среди полей псевдо карстовых провалов шахты, в том числе обрушившиеся и оплывшие, выделяются каймой бугристых отвалов; на глубине свыше 5-7 м шахты сообщаются с горизонтальными штреками и штольнями; часть шахт сохранила возле устьев следы деревянного крепежа в виде симметричных отверстий, прорубленных по сторонам; отдельные шахты нового времени оборудованы короткими, но широкими и высокими боковыми штольнями, служившими для вывоза пустой породы и руды на поверхность на телегах;
  7. технологические площадки по первичному обогащению медной руды расположены возле разносов, шахт и штолен, как правило, выше отвалов и осыпей; они отчетливо видны с поверхности в виде кольцеобразных или подковообразных скоплений малахитовой крошки.

Ко второй группе отнесены археологические памятники горняков-металлургов эпохи бронзы и Нового времени, представленные поселениями и курганными некрополями. Древнейшим археологическим памятником, непосредственно связанным с разработкой Каргалинских рудников, является курган № 1 Першинского могильника, где исследовано захоронение древнеямной культуры начала III тыс. до н.э. с каменной формой, служившей для отливки медных топоров (Черных и др. 2000. С. 63— 84). На территории трех участков Каргалинских рудников зафиксированы следы поселений бронзового века, нарушенных горнопромышленными сооружениями XVIII—XIX вв. Лишь одно из этих поселений на участке «Горный» подвергалось стационарным раскопкам с 1992 по 2002 гг. (Черных, Лебедева, 2002. С. 13—17). Курганные некрополи горняков-металлургов изучены О.И. Пороховой и Н.Л. Моргуновой возле с. Уранбаш в 1991 — 1992 гг. и С.В. Богдановым возле пос. Першин и с. Комиссарове в 2000—2001 гг. В ходе раскопок Е.Н. Черных на холме «Горный» исследовано одно из строений XVIII в. (Каргалы. 2002а. С. 94-102).

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_002

Третью группу составляют археологические объекты, не относящиеся к периодам разработки рудников. Возле хутора Новенький обнаружены следы неолитического поселения V тыс. до н.э., предшествующего по времени периоду разработки рудников. В Першинском и Комиссаровском могильниках выявлены группы впускных погребений раннесарматского времени (IV—II вв. до н.э.) — периода, когда Каргалинские рудники были уже давно заброшены.

Четвертую группу образуют памятники природного наследия, представленные 20 ландшафтными эталонами Общего Сырта. Особый интерес представляют Дикаревский утес с истоком р. Верхняя Каргалка, Сыртово-Каргалинские лески, Мясниковская разнотравно-злаковая степь, осиновые колки Мясниковского и Ордынского оврагов и др.

Территориально вышеозначенные антропогенные и природно-антропогенные объекты образуют 12 сгруппированных участков, выделенных Е.Н. Черных (Каргалы. 2002а. С. 34). Географически каждый из участков Каргалинских рудников представляет собой совершенно оригинальный тип сложных горнотехнических урочищ, состоящих из многих сотен и тысяч простых урочищ (см. четыре вышеозначенные группы) и фаций, принципиально отличающихся от других известных медных рудников степного Приуралья. Последние, так же как и другие рудники Урала и Северского Донца, как правило, выражены в современном ландшафте одним разносом с одной-двумя полузасыпанными шахтами или штольнями, окаймленными отвалами. Ни один из них не сопоставим по масштабности и разнообразию с Каргалами. По мнению Е.Н. Черных, по масштабам горных разработок Каргалинские рудники сравнимы лишь с двумя месторождениями Старого Света: так называемыми «Копями царя Соломона» между Мертвым морем и Арабским заливом по границе Израиля и Иордании и горно-металлургическим центром в Страндже на границе Турции и Болгарии (Черных, 1997. С. 161—162). Феноменальные масштабы горнотехнических разработок на Каргалинских рудниках обусловлены целой группой геоэкологических, археологических, исторических и других причин, определенных Е.Н. Черных (Каргалы. 2002а. С. 5). Каждый из 12 участков Каргалинских рудников обладает целым рядом общих структурообразующих признаков, их ландшафтную основу образуют поля псевдо карстовых провалов площадью от 2-3 до 25-26 км2 (Каргалы. 2002а. С. 38). Учитывая вышеизложенное, было бы правомерно рассматривать каждый из участков Каргалинских рудников в качестве особого синтетического (просадочно-отвально-карьерный + подземные выработки и др.) типа сложных горнотехнических урочищ антропогенных ландшафтов Старого Света. По степени выраженности в рельефе Каргалов антропогенные формы не уступают природным, древние и старинные разновозрастные горнотехнические объекты формируют крайне динамичный ландшафт, отличающийся повышенным развитием многочисленных и много плановых геодинамических процессов (склоновая денудация, обвальный, гидрохимический и т.п.), экотопическим и биологическим разнообразием. Эти оригинальные типы сложных горнотехнических урочищ в дальнейшем, вероятно, целесообразно именовать «металлонами» (от греч. «рудник, копь»), Металлоны Каргалов являются благодатным полем для проведения самых разных естественнонаучных и гуманитарных исследований. Пилотные исследования по Каргалинским рудникам обобщены в фундаментальном 4-томном издании Института археологии РАН под редакцией Е.Н. Черных (Каргалы, тома I—IV).

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_003

В середине XVIII в., когда разработки Каргалинских рудников были возобновлены российскими купцами-промышленниками И.Б. Твердышевым и И.С. Мясниковым, при закладке шахт горняки ориентировались на древние полузасыпанные шахты, штольни, неглубокие карьеры, провалы над подземными залами и переходами. Находки медных и бронзовых орудий, слитков, металлургических шлаков, каменных молотов, служивших для дробления медной руды, российские горняки, как правило, связывали с мифическим народом «чудью», а сами разработки именовали «чудскими копями». На территории занятых русскими и финно-угорскими переселенцами от севера и северо-востока европейской России до Алтая в пределах лес-ной, лесостепной, степной зон и горных стран зафиксировано множество топонимов, восходящих к названию мифической чуди — «чудские», «чутские», «разбойничьи» курганы, «мары», шиханы, могилы, рудники, копи, городища, горы, озера. Они особенно многочисленны на Урале, где практически все курганы, а также медные разработки бронзового века, включая Каргалинские рудники, именовались в XVIII—XIX вв. «чудскими». Легенды чудского цикла, к сожалению, разрозненны и представлены большей частью местными этимологическими преданиями. На протяжении XIX в. этническая принадлежность древних курганов и рудников была переосмыслена, их стали именовать «ордынскими» или «староордынскими». И «чудская», и «ордынская» версии интерпретации Каргалинских рудников далеки от исторических реалий. Материальная культура, духовный мир и физический облик населения, разрабатывавшего Каргалинские рудники в древности, изучены лишь в новейшее время, хотя в работах русских географов и историков они фигурируют начиная с XVIII в.

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_004

В исследовании Каргалинских рудников можно выделить три хронологических периода. Первый период (XVIII в, — начало XX в.) связан с деятельностью русских промышленников в Новое время. «Чудские копи» в Каргалинской степи одним из первых описал П.И. Рычков во 2-й половине XVIII в. В «Топографии Оренбургской губернии» он пишет следующее: «...рудники по большей части суть старинные копи, по которым довольно означается, что древние здешних мест обитатели в горных делах, а наипаче в плавке меди, в свое время великие и сильные имели промыслы...» (Рычков, 1999. С. 281—286). Из работ XIX в. наиболее интересны публикации горных инженеров А.И. Антипова (Второго) (1860. С. 225—226, 306—315) и Б.К. Ферстера (1868. С. 156—224) о технологии добычи руды на Каргалах. Д.Д. Дашков (1869. С. 356—412) и М. Белоусов (1878. С. 256, 259) описали примитивный труд и тяжелейшее положение каргалинских рудокопов в середине XIX в. В начале XX в. И.А. Кастанье — активный сотрудник Оренбургской ученой архивной комиссии — провел своеобразную «инвентаризацию» памятников археологии Оренбургской губернии. Составленный им свод «Древности Киргизской степи и Оренбургского края» содержал информацию о древних рудниках Оренбургских степей (Кастанье, 1910. С. 37—39). Однако целенаправленных исторических и археологических исследований Каргалинских рудников в дореволюционное время не производилось.

Советский этап (20-е—80-е гг. XX в.) изучения Каргалинских рудников в основном связан с деятельностью геологоразведочных партий. Геологические исследования провели К.В. Поляков, И.В. Демин, B.JI. Малютин, Н.К. Разумовский, М.И. Проскурятников (Мусихин, 1999. С. 71—75). Широко известный палеонтолог и писатель И.А. Ефремов изучил ископаемую флору и фауну Каргалинского рудного поля, личные впечатления автора излагаются в романтическом рассказе «Путями старых горняков» (1959. С. 192—223.). Впрочем, специальных историко-археологических исследований территории Каргалинского горно-металлургического центра (ГМЦ) в советские годы не велось. Лишь в середине XX в. известным уральским археологом К.В. Сальниковым была дана краткая характеристика Каргалинского месторождения медистых песчаников (1967. С. 181 — 185). В 60-е—70-е гг. XX в. рудники обследовались оренбургскими краеведами А.З. Зеновым (1965) и С.А. Поповым (1982. С. 52— 62.).

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_005

Современный этап изучения Каргалинских рудников начинается с 90-х гг. XX в. и связан, преимущественно, с деятельностью известного московского археолога, историка металла Е.Н. Черных. Период характеризуется мощным всплеском интереса к истории Каргалинского горно-металлургического центра (ГМЦ). Результатом работы экспедиции Института археологии РАН под руководством Е.Н. Черных стало составление сводной карты Каргалинских рудников и изучение поселения срубной культурно-исторической общности Горный-1, были начаты раскопки Першинского курганного могильника горняков-металлургов эпохи бронзы. В изучение погребальных памятников Каргалинских рудников внесли заметный вклад оренбургские археологи. В 1991—1992 гг. Н.Л. Моргуновой и О.И. Пороховой проведены раскопки Уранбашского I (южного) курганного могильника позднего бронзового века (Моргунова, 1999. С. 40—64). В 2001 г. С.В. Богдановым завершено исследование Першинской группы, и начаты раскопки Комиссаровского курганного могильника эпохи бронзы — раннего железного века (Каргалы. 2005. С. 49—99). Продолжается изучение Каргалинских рудников в рамках исследования истории металлургической промышленности Урала. Заметным явлением в научной жизни Урала стал выход в свет энциклопедии «Металлургические заводы Урана XVII—XX вв.» (2001), где в ряде статей содержится информация о Каргалинских рудниках. 20 февраля 1995 г. Указом Президента Российской Федерации №176 Каргалинским рудникам присвоен статус памятника федерального значения. В 1999 г. Каргалинские рудники внесены в кадастр Российского Общества спелеологических исследований (Долотов, 1999).

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_006

В ходе археологических разведок установлено, что первые достоверные свидетельства обитания человека на территории Каргалинских рудников относятся к неолиту. Этим временем датируется местонахождение керамики, орнаментированной в технике шагающей гребенки, и кремня (нуклеусы, пластины, скребки) поселенческого типа возле х. Новенький в левобережье Усолки (Каргалы. 2002а. С. 71). Местонахождение, вероятно, принадлежит волго-уральской неолитической культуре (Моргунова, 1995. С. 137—143, рис. 40—47). Археологических памятников энеолитического времени на территории Каргалов, к сожалению, пока не выявлено.

Памятники начала бронзового века — наиболее раннего этапа эксплуатации рудников, относящиеся к древнеямной культуре, — крайне многочисленные в степной периферии Каргалов, на территории рудного поля представлены пока лишь одним уникальным комплексом: основу насыпи кургана №1 Першинского могильника (Черных и др., 2000. С. 63—84) составила небольшая насыпь, перекрывавшая захоронение подростка с каменной литейной формой, и сакральный очаг, или плавильная печь, в виде скопления обожженных кусков песчаника, заполнявших неглубокую яму. Литейная форма служила для отливки медных проушных топоров, близких тем, что выявлены в ходе археологических раскопок в долине Илека и Самары (Богданов, 2004. С. 178—179, рис. 48). Останки покойного, окрашенные охрой, захоронены скорченно на спине головой к ЮВ по обряду, характерному для I ОГ древнеямных захоронений степного Приуралья (Богданов, 2004. С. 148, рис. 28). Судя по результатам радиоуглеродного анализа и многочисленным аналогиям, данное погребение относится к 1-й четверти III тыс. до н.э. (Черных, Исто. 2002. С. 50), т.е. ко времени раннединастического I периода шумерской цивилизации в Месопотамии и начала Древнего царства в Египте. Сегодня на территории степного Приуралья исследовано свыше 120 курганов древнеямной культуры. Учитывая многочисленные находки медных изделий и наличие руды, соответствующей минералам Каргалов, в долинах Урала, Илека и их притоков, масштабная эксплуатация рудников и начало формирования Каргалинского ГМЦ относятся к раннему бронзовому веку. Во 2-й четверти—середине III тыс. до н.э. каргалинская медь стала основным фактором интеграции территориальных групп Волго-Уральского (Восточного) варианта ямной культуры, носители этой локальной традиции достигли высокого расцвета в материальной и духовной культуре, социальных отношениях, оставив яркий след в истории Евразии.

На Каргалинских рудниках, к сожалению, до сих пор не выявлено археологических памятников ни одной из культур среднего бронзового века степного Приуралья (катакомбная, вольсколбищенская, уральская абашевская). В то же время, металл погребальных памятников эпохи средней бронзы, несомненно, свидетельствует об эксплуатации руды группы МП в это время. Период наивысшего подъема добычи руды и металлообработки на Каргалах относится к позднему бронзовому веку (2-я—3-я четверти II тыс. до н.э.) и связан со срубной культурой. На Каргалинских рудниках выявлено несколько десятков погребальных и поселенческих памятников этого времени. Наиболее выразительные поселенческие объекты изучены экспедицией Института археологии РАН под руководством Е.Н. Черных на участках Горный (Староордынский), Мясниковский, Ордынский овраг (Каргалы. 2002а. С. 68—74), а на сакральных мысах в местах впадения в Каргалку малых рек и суходолов — целый ряд курганных могильников. Возле с. Майорского на южной окраине Каргалов обнаружен клад медных слитков и орудий. На одном из наиболее крупных поселений срубной культуры на высоком холме участка Горный на протяжении 90-х гг. XX в. экспедиция Института археологии РАН проводила раскопки под руководством Е.Н. Черных (Каргалы. 20026; Каргалы. 2004). В ходе полевых исследований выявлены котлованы жилищ, производственные помещения и площадки, где производилось дробление, обогащение руды, плавки металла. Культурный слой поселения насыщен рудой, каплями меди, фрагментами литейных форм и другими свидетельствами широкомасштабной деятельности по добыче, обработке руды, плавке меди и отливке орудий. Наиболее выразительные захоронения древних горняков-металлургов выявлены в ходе раскопок Першинского и Комиссаровского могильников (Каргалы. 2005. С. 49—99). Останки покойных захоронены скорченно на левом боку головой к СВ и посыпаны мелом. Ямы захоронений перекрыты плитами пермских песчаников. В погребениях обнаружены глиняные сосуды, содержащие примесь медной руды, медные и золотые височные кольца и браслеты. Антропологические серии обладают определенным сходством с популяциями более ранних периодов бронзового века. Носители срубной культуры на Каргалах занимались преимущественно добычей, обогащением руды, а также плавкой металла, существенную роль в хозяйстве играло разведение крупного рогатого скота, но все же большая его часть, вероятно, поступала в обмен на металл (Черных, 1997. С. 69). С деятельностью горняков-металлургов срубной культуры связано преобразование естественного рельефа Каргалинского рудного поля и закладка значительного количества горнотехнических сооружений. По неустановленным причинам в начале последней четверти II тыс. до н.э. поселения и рудники на Каргалах забрасываются, в огне пожара гибнет грандиозное селище на участке Горный, а также целый ряд других поселений срубной культуры в степной периферии Каргалинских рудников. До этого в течение нескольких столетий на территории Каргалов усиливалось присутствие алакульской культуры, распространенной в предшествующее время преимущественно в Зауралье и Северном Казахстане, зафиксировано также наличие керамики лесных культур Урала.

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_007

На протяжении трех последующих тысячелетий Каргалинские рудники были заброшены, на территории рудного поля пасли стада кочевники: сарматы в раннем железном веке — I тыс. до н.э., тюркоязычные кипчаки, ногайцы и башкиры — на протяжении средневековья и в начале нового времени. Широкомасштабные горнотехнические работы возобновились в 40-х гг. XVIII в. после вхождения территории Оренбургского края в состав Российской империи. Приобретение этих земель в собственность компанией купцов-заводчиков Твердышевых-Мясникова состоялось лишь в 1754 г. (Материалы по истории Башкирской АССР, 1956. С. 83—86) после десятилетия масштабных разведок и начала промышленной эксплуатации рудников. Огромные территории рудных месторождений приобретены у башкирских старшин пяти волостей за 185 рублей (Материалы по истории Башкирской АССР, 1956. С. 85). Параллельно с обустройством рудников отстраивалась целая сеть медеплавильных заводов в лесистых районах на юге Башкирии. Руда с Каргалов транспортировалась гужевым транспортом за 190—500 км. На самих Каргалинских рудниках наиболее масштабные работы в шахтах и штольнях производились в зимнее время, летом руда добывалась открытым способом. Основной рабочей силой на рудниках служили крепостные крестьяне. Поэтому периоды спада производства руды совпадали с периодами участия крестьян в войне под руководством Е. И. Пугачева и отменой крепостного права. После 1861 г. наступил длительный этап агонии, в условиях рынка вольнонаемного труда добыча и доставка руды на заводы стали нерентабельны. Даже энергичные меры английских предпринимателей А. Брогдена, Ф.Э. Бомонта и В. Лоббока по модернизации производства в 70—80-х гг. XIX в. не смогли остановить его падение (Гудков, Гудкова, 1985. С. 261—262). Последние разработки медной руды на Каргалах относятся к 1913— 1916 гг. В новое время за полтора столетия эксплуатации Каргалинских рудников добыто свыше 250 млн. тонн породы. Из каргалинской руды на заводах выплавлено свыше 8 млн. пудов меди (Металлургические заводы Урала... 2001. С. 256), что составляло в отдельные периоды свыше четверти меди, произведенной в России. На участке Горный экспедицией Института археологии РАН произведены раскопки так называемого «русского дома», по всей видимости, сожженного в годы Пугачевского восстания. В его руинах, а также возле него обнаружены кованые гвозди, обугленный лапоть, обломок каменного жернова, медный перстень, стеклянные бусы и кусок янтаря (Каргалы. 2002а. С. 99—100). На других участках обнаружены медная монета 1736 г., лопата, железные кайла и другие предметы.

КАРГАЛИНСКИЙ ДРЕВНИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР_008

Проблемы изучения, сохранения и оптимального использования ландшафтно-археологических памятников Каргалинского древнего ГМЦ остро обозначились в 90-е гг. XX в. В 1993 г. сотрудниками Института степи Уральского отделения РАН под руководством члена-корреспондента РАН А.А. Чибилева по поручению Администрации Оренбургской области был разработан первый проект археологического и геоэкологического заповедника «Каргалинские рудники» (Чибилев и др., 1993). Проект содержал развернутую геоэкологическую и историко-археологическую характеристику Каргалинского рудного поля: первичные данные по геологии, палеонтологии, геоморфологии, почвам, флоре и фауне района рудников, список памятников археологии, выявленных в ходе разведок и раскопок в конце 80-х—начале 90-х гг. XX в.; границы отдельных скоплений шахт Нового времени; историю изучения Каргалов. Однако, в силу ряда причин, проект не был реализован. В ходе комплексных историко-археологических и естественно-биологических исследований последних лет стало ясно, что Каргалам необходимо присвоить статус национального парка. В рамках вновь разрабатываемого проекта организации историко-культурного национального парка «Каргалинские рудники» предполагается:

  • проанализировать историко-культурные (археологические, исторические, этнографические) и природные (горно-геологические, геоботанические и др.) памятники Каргалинского древнего ГМЦ как единый ландшафтно-исторический комплекс, сложившийся на протяжении конца IV—конца II тыс. до н.э. и трансформированный в ходе разработок медистых песчаников в период нового времени;
  • разработать устойчивую систему мониторинга объектов историко-культурного и природного наследия;
  • составить свод ландшафтно-археологических памятников Каргалов и соответствующую карту;
  • провести охранные раскопки разрушающихся курганных некрополей у сел Першин, Комиссарове, Уранбаш, Новенький, вывести из хозяйственного землепользования площадки курганных могильников и поселений в долинах рек Верхняя Каргалка и Усолка;
  • провести полный экологический анализ флоры и фауны Каргалов;
  • провести ландшафтно-экологические исследования в области гидрологии, морфологии, общей геологии, климатологии и др.;
  • выявить редкие и исчезающие виды млекопитающих, птиц, насекомых, рыб, растений для получения информации об их обитании на территории Каргалов;
  • исследовать и собрать данные по новой и новейшей истории Каргалов, демографии, динамике изменения социально-экономической ситуации и др.;
  • провести сравнительный анализ с ранее полученными данными;
  • собрать археологическую, историко-этнографическую, гор но геологическую коллекции для Музея истории Каргалов.

Каргалинские рудники и связанные с ними объекты археологического, исторического и природного наследия представляют особый, по словам Е.Н. Черных, «забытый мир», нуждающийся в дальнейших специальных исторических, археологических, этнографических, геологических, палеонтологических, спелеологических и других исследованиях.