ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Состав и положение населения

Состав и положение населения.

В начале 1560-х гг. в Казани, Свияжске и Чебоксарах собирались таможенные пошлины. Этот факт свидетельствует о том, что, по всей вероятности, в Чебоксарах русские торговцы и ремесленники появились уже во время строительства крепости или даже в 1552 г., когда в них дислоцировались русские полки.

Согласно окладной книге 1638/39 г., в Чебоксарах числилось 216 дворов посадских людей, а в 1678 г. — 235 дворов (658 чел. муж. пола). В посад были взяты «по указу из Московской ратуши по торгам и по промыслам из отставных солдат, из солдатских детей 22 двора, из монастырских бобылей 8 дворов, из протопоповских бобылей 2 двора».

Согласно переписной книге 1646 г. А. Г. Лодыженского и подьячего А. Булыгина на посаде города в большом остроге было учтено 99 дворов посадских людей, в которых числилось 357 чел. муж. пола, в слободе за р. Чебоксаркой — 36 дворов посадских людей, в них — 86 чел. муж. пола, 42 двора посадских бобылей с 99 чел. муж. пола, 38 дворов захребетников с 74 чел. муж. пола. На посаде и в слободе проживало 35 бездворных посадских людей муж. пола, 17 бездворных бобылей и захребетников. Бездворными они стали после пожара. Всего на посаде и в слободе числилось посадских людей, бобылей и захребетников 668 чел. муж. пола, или приблизительно 1336 чел. обоего пола.

Чебоксарская переписная книга 1646 г. не сообщает о происхождении и профессии посадских людей. Но их прозвища (у многих уже превратившиеся в фамилии) показывают, что среди них были жители Москвы, Твери, Ярославля, Кинешмы, Мурома, Нижнего Новгорода и др. Судя по прозвищам же, в числе посадских домохозяев были: плотники, струговщики (судостроители), иконник, ковшеник, корытник, бочкарь, гребенщики, гробовщик, рубшик, каменник, кузнецы и др. Разумеется, круг профессий ремесленников и промысловиков этим не ограничивался. Люди с фамилиями по имени отца также могли владеть разными профессиями.

Разорившиеся посадские люди переводились в бобыли. Они платили государству легкий бобыльский оброк и после восстановления своего хозяйства могли быть переведены в посадские люди. Бобыльских дворов было 12, в них 99 чел. муж. пола, 3 дома возглавляли вдовы бобылей. Полностью разорившиеся посадские люди переводились в захребетники. Дворовые захребетники жили в 38 дворах (74 чел. муж. пола). Бездворные бобыли и захребетники жили «в чужих дворах по соседствам». Их было 10 семей (всего 17 чел. муж. пола).

В 1721 г. земская изба составила ведомость по сравнению с не сохранившейся переписной книгой Чебоксар 1678 г.92 Исходя из долевого соотношения дворов по ведомости 1721 г., приблизительно можно определить, что в 1678 г. в Чебоксарах могло быть 7 дворов посадских людей 1-й статьи, 100 дворов — 2-й статьи, 92 двора — средней статьи, 36 дворов — убогих (бобылей и захребетников).

Во 2-й половине XVI—XVII вв. значительная часть посадскогонаселения Чебоксар продолжала заниматься сельским хозяйством. Посадские люди имели пахотные и сенокосные участки, пользовались общим городским выгоном. Они ходили на охоту, ловили рыбу для семьи. Многие из них содержали скот, имели транспортные средства, орудия охоты и рыболовства.

Основными занятиями посадских людей являлись ремесло, промыслы и торговля. Казенные кузнецы и плотники, стрельцы, пушкари, затинщики, воротники, мелкие приказные служители, монастырские служки работали на заказ и подрабатывали ремеслом и торговлей.

Согласно писцовой книге Троицкого монастыря 1646 г. 14 его служителей жили на посаде. Среди них были огородники, рыболовы, сыромятник, сапожники, плотник, полстовал (валяющий войлок), повар. В 1678 г. служители монастыря жили в крепости, остроге, слободах по разным местам. Среди них, кроме вышеуказанных, были портные, хлебник, конюхи. Они обслуживали не только монахов, но и горожан. Вероятно, ремесленниками были и жившие в городе 8 взрослых монастырских бобылей и захребетник. Некоторые дворовые люди чебоксарских дворян и верхушки приказных служителей также владели ремеслами.

Значительную группу населения Чебоксар составляли гулящие люди. Во время разбора князя Ф.Ф. Вельского в Чебоксарах в 1679—1680 гг. учтено 89 чел. гулящих людей, 23 из которых имели семьи. Большинство из них — выходцы из городов и уездов, расположенных западнее Чебоксар. В их числе были представлены 2 поляка, 1 чуваш, 1 мариец или чуваш, остальные — русские. Из 89 чел. гулящих людей только 5 жили в своем дворе, 3 — в наемном дворе, остальные — во дворах посадских людей, приказных служителей — «в соседях», 34 чел. — переходя из двора во двор. В 34 допросных речах содержатся сведения о занятиях гулящих людей кузнечным и плотничным ремеслом, портным мастерством, рыболовством, делании крашенины на продажу и т.д. Среди гулящих людей были и торговцы. Гулящие люди тягла не несли. Их могли зачислить в стрельцы и казаки, а также в приказные служители, если они были грамотными.

Во 2-й половине XVI в. правительство выделило из состава посадских людей немногочисленную группу богатейших купцов, объединив их в привилегированные корпорации гостей, торговых людей гостиной сотни и суконной сотни. Большая часть купцов, зачисленных в эти корпорации, переезжала в Москву. В середине 1690-х гг. чебоксарские купцы М. Олин с сыном и внуком, Ф. Игумнов с сыновьями Михаилом и Алексеем, С. Игумнов с племянником Иваном (всего 8 чел.), занимавшиеся отъезжей торговлей, содержавшие винокуренные, кожевенные и сальные заводы и имевшие лавки и амбары, были приняты в гостиную сотню и перестали нести тягло на посаде. По Соборному уложению 1649 г. все посадские люди были прикреплены к посадскому тяглу, лишены права перехода на другие посады. Посадские люди составляли общину (мир) с круговой порукой, с ответственностью каждого за общину, а общины — за каждого. Но в общине верховодили «лучшие» (богатые) посадские люди.

С конца XVII в. первую группу городского населения стали называть посадскими людьми 1-й статьи, вторую — средней статьи, третью — меньшей статьи. Бобылей, захребетников и «соседей» в статьи посадских людей не включили. В 1649 г. в Чебоксарах числилось посадских людей лучших, середних и молодчих 476 муж. пола (72%), бобылей и захребетников 185 муж. пола (28%)97.

С середины XVI в. посадские люди с сохи платили дань (данные деньги), стрелецкий хлеб, малые ямские деньги и т.д. Сохранившиеся писцовые книги городов позволяют установить, что во 2-й половине XVI—XVII вв. посадские люди с одной сохи платили разных налогов в размере 200—400 руб. деньгами, 100—200 четей ржи, столько же овса. Деньги «на подмогу московским ямским охотникам» (новые ямские деньги) в 1616 г. собраны по 280 руб. с сохи, а с 1644 по 1680 г. — по 784 руб. с сохи. В 1670 г. в Чебоксарах должны были платить стрелецкую подать 205 дворов посадских людей в сумме 305 руб. 16 алтын 4 деньги. С 1688 г. по царскому указу начали собирать с городов и уездов «прибавочный стрелецкий хлеб». В XVII в. бобыли платили бобыльский оброк, обычно по 2 алтына со двора в год, а захребетники освобождены от государева тягла и участвовали в платеже государственных податей с чужих дворов, за которыми они числились. Кроме государева тягла, посадские люди платили поборы на мирские (фактически на городские) нужды: на благоустройство города, строительство и ремонт дорог, мостов, помещений земской избы, на кормление воеводы и приказных служителей и т.п.

Посадские люди были обременены косвенными налогами — таможенными пошлинами и кабацкими сборами. Высокая пошлина на продажу соли, введенная еще до середины XVII в., также оборачивалась для населения косвенным налогом. В 1614 г. правительство Михаила Федоровича ввело чрезвычайный налог — пятину. В мае 1615 г. сборщики князь А. Сицкий и дьяк Ч. Оботуров приехали в Чебоксары и столкнулись протестом посадских людей по сбору пятины. Тогда в Чебоксарах собрали пятину в сумме 403 руб. С 1613 г. по 1619 г. с посадского населения Чебоксар взысканы все семь сборов запросных и пятинных денег. В Чебоксарах пятинщикам приходилось проводить сыски, сличения с таможенными книгами, так как окладчики и самые богатые посадские люди скрывали доходы. Так, в 1634 г. московскими сборщиками пятины обнаружено, что в Чебоксарах окладчики еще в 1633 г. определяли доходы некоторых торговых людей «неправдою, не по животам, торгам и промыслам, с убавкою». И в 1634 г. обнаружилось, что окладчики обложили посадского человека В. Бармина с 350 руб., а его шурина С. Микляева с 16 руб. Сыск показал, что у В. Бармина торг и промысел составили 882 руб., у С. Микляева — 64 руб. В октябре 1634 г. прибывшие в Чебоксары сборщики пятины встретили сопротивление посадских людей. Воевода Апухтин сообщал в Москву, что к нему «со слезами приходят руские люди и иноземцы черемиса являт, которые ничем не торгуют, а оне [сборщики] наметывают на них пятую денгу через государев наказ, не по делу». В 1634 г. в Чебоксарах было собрано с посада и уезда 9 руб. 20 алтын запросных, 1881 руб. 2 деньги пятинных денег. В 1662 г. с посадских и торговых людей собирали пятину «на жалованье ратным людям».

Во 2-й половине XVI—XVII вв. для тяглого населения обременительными были «натуральные повинности». Посадское население безвозмездно выполняло работы по возведению и ремонту в городе казенных и земских, т.е. посадских, строений, дорог, мостов. Оно привлекалось к выполнению засечной повинности — к возведению укрепленных линий для обороны от грабительских нападений кочевников — ногайцев, крымских татар, с 1630-х гг. — и калмыков. С 3-й четверти XVI в. по 1680-е гг. посадские люди участвовали в возведении Кубнинской засечной черты, укрепленной линии Тетюши—Алатырь—Темников в строительстве Симбирской, Закамской, Сызранско-Пензенской оборонительных линий. В 1677—1678 гг. из городов Чувашии высылались через Саранск на строительство Пензенского вала посадские люди «с пяти дворов по человеку». С 18 мая по 21 сентября 1653 г. на строительстве острога в Симбирске было «подымовных чебоксарских посадских и уездных... людей 541 человек; острогу они поставили от старого острога на трех верстах на 381 сажени с четью». Чебоксарские посадские люди, как и ясачные чуваши, в XVII в. выполняли повинность по заготовке строевых лесоматериалов для возведения и ремонта городов по нижней Волге, для корабельного строительства в Казани. Во время войн с посадских людей призывали в армию для ее обслуживания даточных людей. Так, в 1659, 1671, 1673, 1679 гг. с посадских людей собиралось по одному даточному человеку с 25 дворов. Постоянными повинностями посадских людей являлось выделение подвод, прием на ночлег или временное проживание проезжающих через город служилых людей (постойная повинность), изготовление из ясачного хлеба толокна, круп, муки для отпуска в нижневолжские города и др.

Наиболее тяжелой повинностью для посадских людей являлись службы — выполнение в течение года неоплачиваемой государственной служебной должности. По-видимому, наиболее престижными и экономически выгодными являлись службы в самих Чебоксарах в качестве целовальников и ларечных в кабаках, на казенных мельницах, таможне, житных дворах и т.д., которые исполняли состоятельные посадские люди. Большая часть посадских направлялась на службы в качестве целовальников в близлежащие города, особенно в средневолжские и нижневолжские. В свою очередь, в Чебоксарах несли службы посадские люди из Нижнего Новгорода, Казани и других средневолжских городов. В 1634 г., выполняя повеление царской грамоты, посад Чебоксар обязан был выбрать своего представителя на должность таможенного и кабацкого головы в Сибири — в г. Верхотурье. Торговые люди гостиной сотни несли более ответственные службы: назначались таможенниками и кабацкими головами, надзирателями над пристанями, рыбными промыслами, помощниками гостей по выполнению поручений царя.

О переселении чебоксарских посадских людей Г.И. Перетяткович указывает, что «среди посадского населения Самары попадаются прозвища... «Чебоксаренин». В 1652 г. на левом берегу Волги, напротив Сенгилея, построили крепость Белый Яр. Туда было переведено несколько дворов чебоксарских посадских людей. Особенно много чебоксарских посадских людей, уже после разинской осады Симбирска, было переселено в этот город, основанный в 1648 г. В Симбирске образовалась Чебоксарская улица, позже — Чебоксарская Верхняя и Чебоксарская Нижняя улицы. Среди посадских людей Симбирска некоторые носили фамилии Чебоксаренин, Чебоксаров. По-видимому, в г. Сызрань, основанный в 1683 г., было переведено не только около 200 чебоксарских стрельцов, но и несколько посадских людей. В конце XVII в. в Саратове в вольницу записались 2 чебоксаренина.

На положение посадских людей и других горожан отрицательное влияние оказывали погодные катаклизмы. Летом 1567 г., как описывается почти во всех русских летописях XVI в., «прииде на Казанские да на Свияжские да на Чебоксарские места мышь малая (саранча? — В.Д.) с лесовъ». Летом 1601 г. непрерывно шел дождь, были летние морозы, 1 сентября выпал снег; погибли озимые, яровые хлеба, овощи. Летом 1602 г. ударили морозы и погубили посевы. В 1603 г. в центральных уездах цены на хлеб поднялись в 18 раз. По утверждениям очевидцев, вымерла «треть царства Московского». И 1604—1608 гг. были неблагоприятными для сельского хозяйства. Источники свидетельствуют, что в Среднем Поволжье в начале XVII в. климатические условия отличались в лучшую сторону. Сюда усилился приток беженцев с центра. 1619, 1623 гг. были голодными от Нормандии до Заволжья. На 1650—1660-е гг. пришлось 10 голодных лет. Засухи были и в 1690-е гг. Всего в XVII в. случилось 25 засух, 12 дождливых летних периодов, 12 холодов летом. Все это привело к тому, что «32 года были очень голодными». От голода прежде всего страдали сельские жители, а также горожане, падали доходы городских хлеботорговцев. Много жизней горожан уносили эпидемии холеры, тифа и других болезней, иногда — чумы. Другим бедствием для жителей деревянного города служили пожары. Большие пожары отмечены в 1559 г., когда весь город сгорел, накануне переписи 1646 г., в 1683 и 1699 гг. Пожары приводили горожан к разорению. Наконец, торговые занятия были сопряжены с экономическими рисками и нередко приводили купцов к разорению. Некоторые купцы разорялись, не выдержав конкуренции с царской торговлей, другие — от произвола и вымогательств приказных служителей (чиновников). Иногда купцов доводили до разорения ростовщики.