ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Центр местного самоуправления

Центр местного управления.

С 1555 г. Чебоксары стали административным центром одноименного уезда. До основания г. Козьмодемьянска (1583) и г. Ядрина (1590) в Чебоксарский уезд входили и те чувашские волости, которые затем отошли в Козьмодемьянский и Ядринский уезды. Чувашская Юмачевская волость в 1616 г. отошла из Чебоксарского уезда в Курмышский. В дальнейшем, в течение всего XVII в., в Чебоксарский уезд входили чувашские волости: Алгашинская (здесь были и русские селения), Ишаковская, Ишлеевская, Кинярская, Кувшинская, Сугутская, Туруновская, Чемуршинская и Шерданская, а также Подгородный стан с русскими сельцами, деревнями и починками.

В XVI в. в числе чебоксарских воевод преобладали князья, некоторые из них являлись и боярами. Среди них были князья П.С. Серебряный, П.А. Куракин, Д.И. Хилков (боярин), П.Г. Засекин, Д.С. Шестунов (боярин), М.М. Лыков-Оболенский, П.Д. Пронский, И.Ю. Хохолков-Ростовский, И.Ф. и В.Ф. Бахтеяровы-Ростовские, Г.Ф. Мещерский и др. В XVII в. чебоксарскими воеводами в основном служили дворяне. В их числе были представители рода Пушкиных: в 1602—1603 гг. — Г.Г. Пушкин, в 1636— 1637 гг. — В.Н. Пушкин.

Аппарат воеводского управления в Чебоксарах был сосредоточен в приказной (съезжей) избе и состоял из голов, дьяка (в XVI в.) или заменявшего его подьячего «с приписью», подьячих, возглавлявших повытья (отделы, столы): денежный, хлебный, судный, разрядный и т.п. За службу приказные люди получали денежное и хлебное жалованье, небольшие поместья.

Согласно уставной грамоте волостям Казанской земли 1574 г., воеводы и головы были обязаны обеспечивать поступление налогов от ясачных людей, выполнение ими повинностей, прежде всего городового дела, несение военной службы служилыми и ясачными людьми, подавлять народные движения, осуществлять меры по их предотвращению, пресекать грабежи и разбои. Уставная грамота воспрещала воеводам наносить обиды местному населению, принимать от него приносы и взятки, предписывала управлять и судить безволокитно23. Но все это практически не выполнялось. Воеводы осуществляли управление и суд по Судебнику 1550 г. и царским указам, с середины XVII в. — по Соборному уложению 1649 г. и новоуказным статьям.

В наказе чебоксарскому воеводе Ф.И. Михалкову от 14 июня 1613 г. указывается, что под ведение воеводы поступают кремль, острог, артиллерия, боеприпасы, казна, житницы с хлебом, кабацкие запасы, весь городской гарнизон, военная служба дворян и детей боярских, стрельцов, чувашских служилых и ясачных людей, сбор денежного и хлебного ясака, других податей и пошлин в городе и уезде. Основной обязанностью воеводы являлось «беречи накрепко, чтоб в Чебоксарах в чюваше и черемисе шатости и смуты воровские никоторые не было», а в случаи проявления их — подавлять. Воевода ведал также полицейской службой в городе, должен был безъявочных и «воровских» людей в город не пускать, а при появлении их допрашивать и сажать в тюрьму.

Помощниками воевод по управлению городом, отчасти и уездом были городничие, назначаемые из дворян. В XVII в. они выполняли полицейские и фискальные функции, следили за состоянием крепости, противопожарными мерами, караульной службой и т.д. В Чебоксарах в 1684—1685 гг. городничий С.И. Моисеев выступает отказчиком мельничного участка Троицкому монастырю.

Чебоксарский «татарский голова» ведал чувашскими служилыми и ясачными людьми уезда. Он возглавлял отряд ясачных чувашей в военных походах, имел право судить чувашей в исках до 5 руб., «докладывая бояр и воевод, приговаривая с их лутчими людми». Под «лутчими людми» среди чувашей подразумевались представители феодальной и патриархально-феодальной прослойки. Чувашские сотные и десятные князья и тарханы также назначались сотниками и пятидесятниками волостей уезда. В Чебоксарском уезде в 1625 г. состояло 35, в 1637 г. — 48, в 1680 г. — 30 служилых тарханов. Из ясачных чувашей выбирались сельские старосты.

В середине XVII в. в Чебоксарах было четыре толмача. Они пользовались среди чувашей большими правами и были весьма влиятельны. Посредниками между воеводским управлением и ясачными чувашами, кроме волостных сотников, были сельские заправилы — ябедники-коштаны.

Во 2-й половине XVI — 1-й половине XVII вв. учет податного населения (писцовые переписи) осуществляли присылаемые из Москвы писцы. Первые писцовые книги г. Чебоксары и уезда составлены писцами Н.В. Борисовым-Бороздиным и Д.А. Кикиным в 1565—1567 гг. В дальнейшем писцовые переписи проводились через 20—30 лет. В 1646—1648 и 1678 гг. составлены переписные книги, в которых по городу и селениям уезда перечислялись дворы посадских людей и крестьян с указанием числа душ мужского пола. На основании писцовых, затем переписных книг составлялись окладные ясачные и хлебные, оброчные и платежные книги.

В чебоксарскую государеву казну поступал денежный ясак с ясачных чувашей Чебоксарского уезда, в государевы житницы (житные дворы) Чебоксар поставляли ясачный (посопный) хлеб ясачные чуваши и ясачные марийцы Чебоксарского, Ядринского, Царевококшайского и Кокшайского уездов. На 9 августа 1613 г. в житницах хранились 2731 четв. ржи (четверть тогда вмешала 4 пуда), 3016 — овса; 16 апреля 1615 г. — 1991 четв. ржи, 1260 — ржаной Муки, 5 — пшеницы, 3542 — овса, 500 — круп, 476 — толокна. Во главе житных дворов стоял специально назначаемый дворянин. Для сбора денежного и хлебного ясака в чувашские и марийские селения в сопровождении стрелецких отрядов выезжали сборщики — дворяне, дети боярские, приказные служители, а также выделенные из посадских людей целовальники. Они проводили сбор в принудительном порядке, применяя телесные наказания.

Большую лепту в пополнение царской казны вносила таможня. Ее возглавлял особый подьячий, подчинявшийся воеводе. В таможне служили выборные от посадских людей целовальники. Таможня взимала пошлину с привоза товаров, хранения их в амбарах, взвешивания и т.п. Основной являлась пошлина с продажи товара в размере 10% его стоимости. Большие прибыли приносила казне царская монополия на продажу спиртных напитков.

Важнейшими функциями воеводы, «татарского головы», приказной избы и ее судного стола являлись суд и расправа. Воеводская администрация Чебоксар осуществляла расправу над участниками антиправительственных движений и народных восстаний. Часты были судебные тяжбы по земельным спорам, долговым отношениям, наследованию и краже имущества. Судопроизводство велось со следствием и привлечением свидетелей. Власти принимали меры к пресечению групповых разбоев и грабежей, строго следили за соблюдением общественного порядка в городе и уезде. Для этого привлекался гарнизон города. В город не пропускали посторонних людей без установления личности. Чувашских крестьян пускали в кремль группами не более 3—4 чел. Во 2-й половине XVII в. для сыска беглых крестьян из Москвы командировали сыщиков.

В деле управления уездом, для соблюдения в нем общественного порядка использовался институт аманатов: от общин чувашских крестьян уезда с середины XVI в. вплоть до конца XVII в. брали в Чебоксары заложников, которые отвечали головой за платеж ясака и поведение общинников. Заложники содержались в аманатном дворе за счет односельчан. Во главе аманатного двора стоял дворянин. Другим средством подавления и угнетения чувашских крестьян феодальным государством являлось введение запрета (заповеди) на продажу им оружия и военного снаряжения, железа, меди, свинца, олова, ограничение продажи металлических орудий труда, запрет заниматься кузнечным и серебряным делом во избежание изготовления оружия. Список заповедных товаров был отменен в начале XVIII в., а запрет заниматься кузнечным и серебряным делом действовал до конца этого столетия.

С середины XVI в. в городах Российского государства появились площадные подьячие (их будки располагались на площадях), которые оформляли различные документы, челобитные (прошения) по просьбе частных лиц за определенную плату. На должность их определяли воеводы. В 1670-х гг. в Чебоксарах их было 8 чел.

Несмотря на то, что в течение 2-й половины XVI—XVII вв. царскими указами и наказами воеводам, дворянам, приказным служителям воспрещалось наносить обиды местному населению, принимать от него подарки и взятки, предписывалось управлять и судить безволокитно, злоупотребления искоренить не удавалось. В 1663 г. чувашские крестьяне жаловались сыщику А.И. Еропкину на чебоксарского воеводу в том, что он не защищает их от грабежей и «смертных убийств», а в 1680 г. обратились в Приказ Казанского дворца с челобитной о нанесении им обид и разорений приставами городов Ядрина и Чебоксар.

Чебоксары не раз становились местом ссылки видных сановников. В 1623 г. сюда был сослан окольничий М. Салтыков за «ложный донос его на нареченную невесту Государеву — девицу Марию Хлопову» и отбывал здесь ссылку по октябрь 1633 г. В апреле 1634 г. в Чебоксары сослали воеводу С.А. Измайлова с женой и детьми, обвиненного вместе с боярином М. Шейным в измене государству в связи со сдачей полякам г. Смоленска. Общероссийское звучание имела ссылка бабушки будущего царя М.Ф. Романова М. Шестовой в Чебоксары царем Б. Годуновым. Бояре Романовы по ложному доносу о намерении отравить Б. Годунова были обвинены в государственной измене и подвергнуты репрессиям. Теща Ф.Н. Романова в июле 1601 г. была отправлена из Москвы и 2 августа пострижена в монахини в Никольском девичьем монастыре. Шестова не дождалась воцарения внука. Через несколько лет она скончалась и была похоронена у монастырской церкви.