ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Как возникли вариантные названия

Как возникли вариантные названия!

У читателя исторической литературы о Чувашии при встрече с непривычным написанием хорошо известного названия какого-либо географического объекта может возникнуть сомнение: не опечатка ли вкралась в авторский текст? Известные реки Чувашии Цивиль, Унга и Рыкша в работе историка о событиях XVII века могут быть переданы как Цывиль, Умга, Ирыкша. То же — в передаче названий населенных пунктов. В ранних документах прошлого встречаются варианты: у г. Чебоксар — Чабаксар, Шебоксар; у г. Алатыря — Алатар, Олатор; у с. Акулева — Ахкулево; у с. Альгешево — Илгишево. Таких случаев можно насчитать не одну тысячу только в пределах Чувашии. Наличие подобных вариантов свести просто к ошибкам или опискам писцов было бы неправильно. И тем более — винить историка, повторившего их в своем исследовании.

Разумеется, случаются и исключения. В Чувашской Республике существует село Устье — чувашское по составу населения. Кажется необычным обозначение чувашского селения русским названием. А произошло так потому, что известное коренное название Селоуси (чув. фулавад) кому-то показалось «неправильным». «Исправил» его некто из русских чиновников, и стали Селоуси селом Устье. Новая форма написания, как вошедшая в практику еще до революции, была воспринята и сохранена также советскими учреждениями республики.

Узаконенные искажения названий проникают на карты и в справочники также в наши дни. Например, начиная со справочника об административно-территориальном делении Чувашской АССР, изданного в 1940 году, чувашское селение, известное ранее как Шоркисри, стало передаваться как Шоркистры. Происхождение прежнего названия объясняется просто: на чувашском языке шор (лит. шур) кёсре «белая кобыла». Образная характеристика местности — обычное явление в топонимии. Кстати, было в Чувашии и селение Хора Кисре, аналогичное по схеме образования названия: чув. хора (лит. хура) кёсре «черная кобыла».

Встретившись с описанием событий в старинных документах, читатель часто теряется в догадках: к какому нынешнему месту они относятся? Причина проста: либо не совпадают названия мест, либо они близки, но все же различаются в написании части слова.

В начале января 1671 года в Чувашии в полосе р. Цивиль развернулись последние бои крестьян, поднявшихся под предводительством соратников С.Т. Разина против царского крепостнического режима. На крестьян-повстанцев пошел хорошо вооруженный карательный полк Матвея Кравкова — всего 835 человек. Чувашские крестьяне, напуганные свирепостью расправ, чинимых карателями, укрылись в лесах, спасая свою жизнь и имущество. Вот один из кровавых эпизодов, которым похвалялся царский каратель М. Кравков: «И генваря в 2 день пришел в воровскую деревню Каракасы, и никава в той деревни людей и лошадей и животины и хлеба не застали, и ту деревню велел выжечь». Родом из этой деревни был один из виднейших чувашских предводителей повстанцев Байдул Искеев. Где же ныне находится эта деревня? В доезде М. Кравкова, то есть в рапорте, она названа по-разному: Каракас, Каракос, Каракусы, Карайкасы. Оказалось, это — д. Сормхири возле р. Сормы, которая в не очень далеком прошлом называлась еще Аликеево Караево тож (8—46; 1857 г.). Кравковым названы и другие чувашские деревни возле Сормы, в которых похозяйничали каратели: это — нынешняя Яндоба, она же в его доезде Ендаба, Яндоба и Яндуба; Досаево — Дасаева, Досаева и Досакас. Сравнение вариантов доезда с современными показывает, что их написание существенно не изменилось за три века. Принятые сегодня официальные названия в доезде проходят в ранге вариантов.

Как возникли вариантные названия-001

Выделение одного варианта произношения в качестве основного официального, оставление других вне списка — результат современной потребности общества в унификации употребления географических названий. Выбор этот всегда носит в себе элемент условности. Признание одного варианта основным вовсе не означает того, что другие вообще неправильны. Фонетически они вполне жизненны, почему и называются вариантами. Случается и так, что первый вариант служит названием одного географического объекта, а второй — другого родственного объекта. Много подобных примеров в системе современных названий населенных пунктов Чувашии: одно селение называется Кильдишево — другое Кильдюшево, Кошлауши — Кошлоуши, Кирегаси — Кюрегаси, Кинеры — Конар, Чемурша — Шемурша, Шанары — Шинары — Шинеры — Чинеры. В современном спи¬ске есть и Яндоба, и Ендоба — оба на чувашском языке именуются одинаково Юнтапа.

Название столицы региона.

Столица Чувашской Республики носит два официально признанных названия: Чебоксары — как русское, Шупашкар — как чувашское. Сопоставление с вариантами, обнаруженными в актах XVI—XX веков, показало, что оба они — общего происхождения. Не подтвердилось утверждение о признании чувашского названия единственно верным, а второго — искажением его в русской речи вследствие трудности произношения. Ведь существуют же издавна как русские названия Шобашкаркасы и Шобашкарсин, имеющие общую основу с чувашским названием столицы. В ряду ранних названий города были зафиксированы вариантные Шебашкар, Шебокшар, Шабашкар и Шебоксар, которые стоят между крайними формами Чебоксары и Шупашкар в положении как бы промежуточных переходных звеньев. Ни один из них не может быть отнесен по происхождению ни к русскому, ни к чувашскому языкам, ибо не объясняется ни с того, ни с другого.

Рассмотренных примеров достаточно, чтобы увидеть, что историческое разнообразие в передаче географического названия — не следствие правильного или неправильного произношения и написания топонима. То написание, которое сегодня кажется отклонением от нормы, в другое время и на ином месте было закономерной фиксацией подлинно существовавшего названия.

В современной практике государственных учреждений Чувашии принято подразделять географические названия на ее территории по способу воспроизведения на две группы: чувашские и русские. Поэтому каждое географическое название регистрируется, как правило, в двух вариантах — на русском и чувашском, причем различие между ними сводится лишь к небольшим фонетическим изменениям, соответствующим речевым нормам языков: чув. Мускаринкасси — рус. Мускаринкасы, чув. Наснар — рус. Наснары, чув. Ишмула — рус. Ешмолай.

Как возникли вариантные названия-002

Среди части чувашских филологов и историков существует мнение, что коренными являются те названия, которыми пользуется современное чувашское население, а русские варианты — производные от первых. Такой взгляд опирается на тот исторический факт, что русское население и вместе с ним русский язык на территории Чувашии стали распространяться сравнительно поздно: в основном с присоединения ее к России в середине XVI столетия. Поселившись на неосвоенных участках вперемежку с чувашами, уже жившими здесь, русские люди восприняли от них местные названия. Хорошо иллюстрируется это тем, что даже многие русские селения в Чувашии носят до сих пор коренные дорусские названия: Чиганары, Можарки, Сорма, Норваш и др. Местные названия в русской передаче частично видоизменились. Стало распространенным правилом наименование чувашских населенных пунктов на русском языке во множественном числе: чув. Карачура — рус. Карачуры, чув. Акшик — рус. Акшики, чув. Елаш — рус. Елаши. Отмечено также, что в первых безударных слогах чувашских названий исконные гласные о или у в определенных случаях заменяются в русском варианте на гласный ё по типу: чув. дот — рус. сёт, чув. дурт — рус. сёрт, чув. чол — рус. чёль.

Филологические исследования.

Необходимо обратить внимание на то, что в филологических исследованиях используются географические названия, воспроизведенные в литературном варианте чувашского языка. Это рождает опасность ошибок. Исторически сложилось так, что в основу чувашского литературного языка был положен один из двух диалектов — низовой, на котором говорит только около половины чувашского населения республики, проживающего в южной и юго-восточной ее части. Одной из характерных особенностей низового диалекта является произношение звука у там, где на другом диалекте — верховом — произносится гласный о, как, например: низ. ура «нога» — верх, ора, низ. дурт «дом» — верх, Сорт, низ. уй «поле» — верх. ой. Несмотря на характерное оканье в произношении названий зоны верхового диалекта — центра, запада и севера Чувашии, эта отличительная особенность местной топонимии ареала верхового диалекта исчезает в чувашской литературной транскрипции. Достойно внимания, что в передаче на русском языке оканье показано в полной мере. Получается так, что вариант русского языка выражает лучше местное произношение этой части территории Чувашии, чем чувашский литературный вариант. Сопоставьте: чув. верх. Ойкас —рус. Ойкасы —чув. лит. Уйкас; чув. верх. Хорамакасси — рус. Хорамакасы — чув. лит. Хурамакасси; чув. верх. Пошнар —рус. Пошнары —чув. лит. Пушнар.

Какое существенное влияние на результаты топонимического анализа имеет учет диалектных особенностей, показывает следующий пример. При решении вопроса о происхождении названия столицы Чувашской Республики за основу чувашского названия принимали литературный вариант Шупашкар. Вычленив из него первую часть шупаш, сближали ее с национальным именем чувашей. Вывод гласил: шупаш — одна из форм этнонима чуваш. Авторы такого толкования не учли простого факта, а именно: избранный ими литературный вариант молод и не соответствует, к тому же, местному произношению, относящемуся к верховому диалекту. Чувашский литературный язык, как и выражающая его современная чувашская письменность, зародившись в конце XIX — начале XX веков, сформировался только в советское время. Указанный топоним был известен раньше в вариантах верхового диалекта, так как связан с населенными пунктами верховых чувашей. Они приведены выше. В них вычленяются форманты шобаш, шабаш, шебаш, шебош. Вариант верхового диалекта в чувашском правописании передается Шопашкар. В последнем выделяется формант шопаш, стоящий в общем ряду с перечисленными. Как видно, все приведенные форманты верхового диалекта фонетически сильно отличаются от этнонима чуваш. Кроме того, следует отметить фонетическую устойчивость данного этнонима на протяжении веков. В русских документах он со времен первого упоминания в 1521 году передается в варианте чюваш, что очень близко копирует национальное произношение, в котором начальный звук выражен мягче русского, а следующий за ним гласный редуцирован: чаваш. И, наконец, общепризнана закономерность, которую известный советский исследователь топонимии В.А. Никонов сформулировал так: «В гуще сплошных поселений одной народности не могут возникнуть топонимы, в основе которых лежит этноним, если только их не дадут со стороны». Иными словами, своим национальным именем люди не называют ни собственные поселения, ни собственные личные имена. Все это говорит за то, что нет оснований, возвести происхождение первой части чувашского топонима Шопашкар к национальному имени чувашей.

Как возникли вариантные названия-003

Приведенные примеры топонимии Чувашии с записью на русском языке наглядно иллюстрируют высокую точность русских исторических документов. Русская письменность оказалась достаточно универсальной и удобной для выражения чувашского произношения. Не случайно современный чувашский алфавит был разработан еще до революции на основе русского. Запись топонимии Чувашии велась на русском языке, на протяжении более четырех веков, начиная со времени присоединения к России в середине XVI века. Благодаря трудам многих русских писцов прошлых веков мы располагаем сегодня богатой информацией о составе топонимии, забытой ко времени создания чувашской письменности. В долевом отношении основная часть топонимии Чувашии, зарегистрированной в документах, выражена на русском языке.

Произношение названий.

О хорошей ориентированности в чувашском произношении и добросовестной работе авторов русских исторических документов говорят первые же их акты, относящиеся к XVI веку. Возьмем, к примеру, запись писцовой книги Свияжского уезда 1560-х годов о местоположении современного села Кошлоуши в районе вершины р. Малый Цивиль: «Деревня Кошлоуш Большая, что была пустошь мордовская Демердеевская на чебоксарском рубеже меж дву рек Кошлоуша и Чертанла-Щучки». В указанном здесь парном названии Чертанла-Щучка первое слово — чувашского происхождения и означает дарттан «щука», а второе, как видно, является его русским переводом (калькой). Выходит, что писец фонетически близко передал чувашское название и, кроме того, понимал его содержание. В той же книге названы и другие реки Чувашии в вариантах, схожих с современными: р. Ута — ныне тоже Ута; р. Турмуша — ныне забытая, но ее название сохранилось в названии возникшего на ней села Турмыши; р. Купня — ныне Кубня; р. Чахназар — ныне Шахмазар.

Русские писцы регистрировали топонимию при переписи землевладения и населения. Описание земель проводилось по заметным межевым ориентирам, известным широкому кругу окрестного населения. Ясность описания и точность передачи наименований разных географических объектов гарантировали надежность результатов переписи и юридическую полноправность земельных документов. В писцовых книгах была узаконена традиция обозначения авторов «письма и меры», а в позднейших межевых актах — перечня лиц, причастных к межеванию и составлению планов землевладения. Наряду с повышением ответственности за качество работы лиц, привлеченных к описанию и межеванию земель, преследовалась цель укрепить доверие к земельным актам, сославшись на авторитет их составителей как известных мастеров писцового и межевого дела. И еще: все случаи межевания проводились при обязательном участии в качестве «сторонних» людей (свидетелей) многочисленных представителей местного населения. Таковы обстоятельства, обеспечившие относительную надежность передачи нерусской топонимии в земельных актах, составленных русскими писцами и межевщиками.