ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Обнажения почв в топонимии

Обнажения почв в топонимии

Поверхность суши Чувашии, особенно ее северной части, издавна была подвержена сильной водной эрозии: размыву почв весенними стоками и летними дождями. Если наличие сплошных лесов в отдаленном прошлом как-то сдерживало этот процесс, к концу XVIII века почти половина современной территории Чувашии оказалась лишенной лесов, и на этой части резко ускорился рост оврагов. На планах генерального межевания, то есть всеобщего картографирования в конце указанного столетия, постоянно вычерчиваются линии молодых оврагов, названных водороинами или водомоинами. Многие из них еще не обрели индивидуального названия. На чувашском языке они зафиксированы как Сюновар «размытая долина» — чув. дуна «насыщенный осадками» + вар.

Водные стоки, смывая поверхностный слой почв, обнажали глубинные слои. Они же намывали в низины продукты эрозии — камни и пески. Новые признаки поверхности, вызванные к жизни эрозионным процессом, стали дополнительными ориентирами рельефа местности. Как показывают земельные планы, в ряду этих признаков население выделяло меловые, глинные, песчаные и каменные обнажения и наслоения.

Выходы глубинных почв использовались в хозяйственных целях. Хорошо отразилось это в названиях глинистых мест. Абсолютное большинство глинистых оврагов на земельных планах XVIII—XIX веков обозначено под названиями: Тум ильни вар «овраг, где выбирали глину» — чув. там «глина» + илнё «выбранный» + вар, Тумпосы «глинный участок, глинная яма» — чув. там + посси «участок». В русских источниках названия переданы в вариантах: Томбасы, Танбусы, Тумпосы.

Иногда овраги глинные названы просто Тун или Тунвар. В топонимах отразился также цвет глинных обнажений: Хорадом «черная глина» — чув. хора там. В топонимах отсутствует указание красного цвета глины, поскольку он, как распространенный всюду, не считался особым признаком.

По следам эрозии почв названы участки с меловыми обнажениями, причем в характеристике местности участвуют два чувашских слова: тапра «почва» (сухой грунт) и пор (лит. пура) «мел». Примеры: ур. Шортапра «белая земля» — чув. шор (лит. шур) «белый» + тапра, ов. Пурбас «меловый участок» — чув. пура + посси, ов. Борширм «меловый овраг» — чув. пор + дирма.

Песчаные места вдоль крупных рек не выделяются в топонимию. По их наличию названы лишь мелкие речки, овраги, урочища и озера: Хыерла/Хиирла/Хырла «песчаный» — чув. хайарла, Хыер/Хуер/Хыйра «песок» — чув. хайар, Монгоир «большой песок» — чув. ман «большой» + хайар и Хурахырла «черно-песчаный» — чув. хура «черный» + хайарла.

Обнажения почв в топонимии-001

Каменистость — признак обнажения местности, наиболее часто отмечаемый в топонимии. Камень стал заметным ориентиром местности по ряду причин: если торчал одиноко или горкой на поверхности, если каменистое дно речки служило местом переправы, если из-за каменистости почв участок оказывался непригодным под пашню или, напротив, обнаруженный на участке камень использовался как строительный материал, если с ним были связаны иные какие события и т.д. Все названные характерные оценки местности выражены в топонимии по камню: ур. Чулуй «каменное поле» — чув. чул (диал. чол) «камень» + уй «поле», ов. Чолсирма «каменный овраг» — чув. чол + дирма, ов. Чолбылых «каменное урочище» — чув. чол + пыл ах «урочище», ов. Чолгась /ов. Чулкась «каменный брод» — чув. чол/чул + када «мостки; брод», ов. Челпачь «возле камня» — чув. чол + паче (патёнче) «место возле камня», ур. Челпусь Сирми «овраг с каменной вершиной», ов. Чоллы «каменный», ов. Вота Чол «кремень» — чув. вут чулё, ов. Челбиговар «долина с каменной бабой» — чув. чул пике варё, ов. Челковар «каменный уголь» — чув. чул кавар (этимология гипотетична).

Значение слов в языке.

Понимая значение чувашского слова, во многих случаях русские межевщики и землемеры на планах передали топонимы русской калькой, назвав однотипно оврагами Каменными, независимо от чувашских оригиналов.

В ряду гидронимии, образованной по камню, обнаружилось несколько оврагов Чолкас, Чолгас и Чолкасси. Возникает вопрос: можно ли их названия рассматривать в одном ряду с упомянутыми Чолгась/Чулкась? Почему в данном случае конечный формант имеет в окончании твердый звук: кас, гас? Тот же случай мы наблюдаем в ойконимии современной Чувашии: в одних — чув. Чулкад, в других названиях — чув. Чулкасси и Чалкасси. В русской транскрипции все эти чувашские ойконимы переданы одинаково Челкасы. Означает ли это, что чувашские названия — лишь варианты одного топонима?

Против такого допущения говорят следующие обстоятельства. Во-первых, в чувашском ойкониме Чалкасси начальный формант чал никак не может быть поставлен в один ряд с чувашским чол/чул «камень». Последнее — слово общеизвестное в чувашском языке и в других вариантах не зарегистрированное. Во- вторых, русские источники довольно точно фиксировали чувашские названия — тем более те, образование которых им было понятно. Выделенные в гидронимах форманты кас (касси — форма принадлежности чув. кас) и гас не могут выражать чувашский географический термин када «брод». Их надо рассматривать в общей группе с географическим термином кас/касси, участвующим в образовании большой группы названий населенных пунктов Чувашской Республики (типа Анаткас, Турикас, Вурманкас).

Несколько слов о передаче в русских источниках топонимии с чувашским словом чол/чул. В настоящее время признано, что принятая в русских вариантах форма чел есть результат адаптации этого слова в русском языке. Однако приведенные выше примеры ясно показывают, что у русских авторов не было никакой проблемы с транскрипцией данного чувашского слова. В актах, относящихся к району проживания верховых чувашей, проходят топонимы с их произношением — чол\ а на границе ареала низовых чувашей появляется топонимия с вариантом чул. В ряде случаев последний вариант записан и в полосе верховых чувашей. Вариант чел в актах XVII — первой половины XIX веков встречается редко, и лишь со второй половины XIX века он постепенно вытесняет остальные в русских источниках. Он ближе к произношению верховых чувашей, у которых это слово слышится как чёл, хотя и пишется чол. Сыграло определенную роль скопление русских чиновников в дореволюционной Чувашии в ее административных центрах — уездных городах, оказавшихся только в полосе верховых чувашей (Чебоксары, Цивильск, Ядрин и Курмыш). Разумеется, этим русским чиновникам запомнился постоянно слышимый верховой вариант.

Обнажения почв в топонимии-002

Гидрономия Чувашии.

В гидронимии Чувашии встречаются названия некоторых металлов: меди (чув. йёс) — ов. Ессирма, серебра (чув. кёмёл) — р. Кумель, ур. Кюмиль и ов. Кумельли на верхнем левобережье Малого Цивиля в вершине р. Санарки, железа (чув. тимёр) — ов. Тимер Чирма, р. Тимер Ерик, р. Темерлик, р. Тимерка. Не имеется прямых оснований связывать эти названия с какими-либо рудными месторождениями. Сохранились сведения о поисках серебряной руды в Алатырском уезде, но никем пока не выявлено исторических подтверждений об их обнаружении и добыче не только в этом уезде, но и на всей территории современной Чувашии. Были известны разработки медной руды в XVII веке в Казанском и Свияжском уездах. В частности, за период 1653— 1665 годов из Казани в Москву было доставлено меди 4,6 тысяч пудов. Однако нет также сведений о нахождении бывших медных рудников в той части бывшего Свияжского уезда, которая относится к Чувашии. Известно только о наличии на территории Чувашии незначительных месторождений железной руды местного значения, которые разрабатывались сельскими кузнецами. В XVIII веке на юге в Шемуршинских лесах некоторое время функционировал купеческий чугуноплавильный завод, работавший на местной руде. Названия по металлам наверняка связаны с другими обстоятельствами. Поскольку они преимущественно относятся к проточным оврагам и речкам, нельзя исключить того, что в этой группе топонимии отразились характеристики вкусовых свойств водных источников, напоминающих о присутствии в них заметных примесей чужеродных растворов. Названия по железу, кроме того, указывают и на места занятия населения кузнечным делом. Отметим, что в чувашском языке кузнечная профессия называется не по способу действия, а по объекту обработки, то есть по железу: тимёр «железо» — тимёрдё «кузнец». Есть случаи участия обоих слов в топонимии, характеризующей смежные объекты. В частности, на р. Тимер Ерик в прошлом находился выс. Темерчикасы (окр. Тораева), а овраг возле Чемерчеева (чув. Тимерчкасси) на правом берегу Большого Цивиля на планах назван Тимер Чирма, или в русском переводе ов. Железным.