ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Русские и чувашские названия населенных пунктов

Русские и чувашские названия населенных пунктов

Как и в рассмотренной выше гидронимии и оронимии, наибольшую часть названий населенных мест Чувашии составляют заимствованные из других языков. Нам пока неизвестен язык многих из них. Хорошо заметны лишь заимствования из русского. Необходимо отметить, что их не так много. Даже многие русские селения Чувашии носят старые местные названия. Выше было рассказано о причине заимствования русскими селениями дорусских названий. Эти поселения русских — преимущественно старейшие в Чувашии. Они возникли еще в годы Казанского ханства (Русские Норваши, Можарки и некоторые другие).

Русские названия закрепились за теми из русских населенных пунктов, которые образовались после присоединения Среднего Поволжья к России. Царское правительство России в этом крае учредило специальный земельный фонд для раздачи русским помещикам и монастырям. В него были включены бывшие казанско-ханские княжеские владения, лишенные их собственников, погибших в ходе феодальных войн середины и второй половины XVI века. Кроме того, в этот фонд были отмежеваны все крестьянские земли, непосредственно не используемые к моменту появления русских писцов и потому объявленные пустошами. Получив из царского фонда в поместье или в вотчину, помещики и монастыри старались заселить эти земли. Без труда крепостных людей земля им не приносила дохода. Путем перевода со старых имений и заманивания льготами на время устройства на новом месте помещики и монастыри сумели добиться заселения своих средне волжских владений. Так возникли русские частновладельческие поселения и на территории Чувашии. Названия их образовались по закономерности: на земле владения помещика — деревня по его имени. По бывшим частновладельцам названы русские деревни, возникшие на таких землях, находившихся вокруг центров царской администрации XVI—XVII веков, — городов Чебоксар, Ядрина, Цивильска и Алатыря, а также на Сурском Поречье (с. Порецкое в этом районе — единственное исключение) и Сундырском Приволжье.

Русские и чувашские названия населенных пунктов-001

Первоначальное население городов на территории Чувашии состояло в основном из разных категорий военно-служилых людей. Некоторые из них селились слободами при городах. Так возникла в XVII веке Ямская Слобода под Алатырем — поселение ямских служителей. Потомки бывших стрельцов Ядрина в 1854 году переселились на свое поле и основали Слободу Стрелецкую.

Названия русского происхождения.

Кроме указанных случаев, названия русского происхождения появились с XVIII века у части чувашских селений. Это было вызвано сплошным крещением чувашей в русскую православную веру, начатым указом от 11 сентября 1740 года. Строились церкви. Пункты их местонахождения назывались селами с присвоением им церковных имен. Так появились чувашские села Успенское (ныне Акрамово), Богородское (ныне Абашево), Троицкое (ныне Асакасы), Гурьевское (ныне Богатырево), Сретенское (ныне Ишаки), Рождественское (ныне Тораево) и др. Поскольку имен освященных церковью «святых» было мало, а церквей строили много, образовалось множество одноименных сел: Троицких, Успенских, Богородских, Покровских и т.д. В таком случае не мудрено было запутаться. Окрестное чувашское население их называло по-местному. Они повторялись значительно реже и, главное, были лучше известны и привычны жителям. В итоге внедрилась формула: церковное название + местное. Названия селений стали длинными: с. Успенское Аликово тож, с. Богородское Балдаево тож, с. Успенское Ахкулево тож, с. Воскресенское Бичурино тож, с. Воскресенское Анчиково тож и др. Иногда сообщали все известные названия данного населенного пункта: «село Байдеряково, что ныне Богородское Альгешево Вонбукасы тож».

Русские и чувашские названия населенных пунктов-002

Поскольку в начале кампании крещеных в селении было мало, большинство оставалось в прежней дохристианской вере, в целях удержания новокрещенов в своей вере, правительство указало их отделить от некрещеных. Первых переселяли к церквам, построенным в удалении от их насиженных мест. Но это не дало желаемого эффекта. Переселение нарушало хозяйственные и родственные связи. Это требование угрожало срывом всей политике насильственного крещения. Потому пришлось отказаться в дальнейшем от нее. Села остались малочисленными. Росли только те, которые оказались на удобном месте по природным, транспортным и экономическим условиям. Некоторые села при этом, разросшись, слились с материнскими чувашскими деревнями. А из других церкви были перенесены в новые: например, из д. Типнерь (бывшее с. Успенское Ахкулево тож) в д. Шемшер (новое с. Успенское Ахкулево тож). Некоторые села называются Малыми: Малое Оринино, Малая Яндоба, Малое Чурашево, Малая Шатьма. Это — напоминание о том, что они выросли из бывших выселков, основанных при церквах.

Церковные названия, как навязанные, не вжились в быт чувашского населения. Они упоминаются лишь в официальных документах дореволюционного времени. В послереволюционное время они вышли также из официального употребления, за небольшими исключениями (с. Покровское, с. Никольское). Население отстояло собственные местные названия своих населенных пунктов.

Состав поселений Чувашии.

По современному списку в Чувашской Республике насчитывается 9 городов, 8 поселков городского типа, около 1700 сельских населенных пунктов. Из них всего 40% носят названия, исконное чувашское происхождение которых не вызывает сомнений. В числе нечувашских можно обнаружить названия, которые объясняются с языков соседних поволжских народов — татар, марийцев и мордвы. Другие перенесены с гидронимии, язык которой предстоит выяснить.

В той части ойконимии, которая объясняется с чувашского, примерно половина приходится на названия, перенесенные с рек, оврагов и других соседних водных объектов. Ведущее место принадлежит названиям, образованным по рельефу местности и растительному покрову: первых — около двухсот, вторых — почти сотня. В целом, в числе перенесенных представлены все группы названий, образованных по объектам внешней среды. Поскольку они рассмотрены выше, нет необходимости в повторном их описании — теперь уже в качестве ойконимов. Ограничимся некоторыми сводными сведениями, говорящими о размахе этого пути образования ойконимии.

В названиях населенных пунктов Чувашии повторены: гидронимы с термином сирма — 40 топонимов, вар — 9, кюль — 7, сюл (чув. дал «родник») — 5, оронимы с термином тузи — 12, полевой термин уй — 21, поляна сют — 5, угодье пылых — 6. Широко распространены названия по лесным участкам и деревьям: Юманлых, Хурынлых, Хырлых, Хорамалы (чув. хурамалах «вязник»), В названиях селений упомянуты: чирш «ель» — 17 раз, хорон «береза» — 15, хыр «сосна» — 8, хва «тал» — 4, сюка «липа» — 4. Домашние и дикие животные и птицы — обычные компоненты названий населенных пунктов.

Русские и чувашские названия населенных пунктов-003

Одним из характерных способов образования названия селения является обозначение его местоположения относительно какого-либо объекта окружающей среды. Поскольку известно, что поселения возникали преимущественно при родниках, от которых начинались ручейки и речки, постольку ориентация на них выделяется как естественное обозначение местонахождения. Служит этой цели термин пось (чув. под, лит. пуд) «исток, начало, вершина». Он оказался одним из наиболее употребительных в ойконимии — в современном списке упомянут 68 раз. В соединении со словом, означающим какой-либо природный объект, образуется новый местный географический термин, являющийся в то же время названием селения: Варпоси — чув. варпуд «долинная вершина», Шупоси — чув. шупуд «речная вершина, исток», Сирмапоси — чув. дырмапуд «оврага начало», Ойбоси — чув. уйпуд «поля край, начало». Не записаны в русских актах, но существуют на чувашском языке: алпуд «исток ключа, родника», Кулпуд «озера начало». Если река носит старинное дочувашское название, ойконим образуется в том же порядке: название реки - термин пось. На них приходится основная часть названий селений, расположенных на вершинах рек возле их истоков: Шатьмапоси — на р. Шатьме, Онгапось — на р. Унге (местное: Онга), Шинерпоси — на р. Шинере, Арабоси — на р. Аре.

Из других терминов местоположения в образовании ойконимов участвуют: хири (чув. хёрри) «берег, край» — 10 названий, выри (чув. варри) «устье» — 3. Последний входит в название поселений, состоящих при устьях рек, впадающих в Волгу: чув. Сёнтёрварри (рус. Мариинский Посад) — при впадении р. Сундырки, чув. Шашкарварри (рус. Шешкарская Пристань) — при устье р. Шашкар, чув. Кнерварри (рус. Криуши) — при устье р. Кинер. Термин хири указывает местоположение относительно различного вида объектов: чув. Варманхёрри «лесная опушка, подлесок», чув. Кулхёрри (рус. Кюльхири) «берег озера», чув. Хырхёрри «под бором», чув. Сурамхёрри (рус. Сормхири) «берег р. Сормы».

Основные термины и определения.

Основным ойконимическим понятием считается ял «деревня», записываемая на чувашском языке как главный населённый пункт. По правилам чувашского словообразования идёт его употребления постоянно ко всем населённым пунктам: Туди ялё, Орпа ялё, Сахран ялё, Макади ялё, Варманкас ялё, Тукас ялё (ялё — форма принадлежности термина ял). Как видно из примеров, в них термин ял выступает чисто в служебной роли категории населенного пункта. Безусловно, это сдерживает его врастание в название в качестве топоформанта. Хотя в ряде случаев он показан как составной элемент чувашского ойконима, его связь с другим образующим словом непрочна. Такие наименования на русском языке упомянаются не считая абривиатуры ял: чув. Саръял — рус. Сареево, чув. Тенеяль — рус. Тенеево, чув. Опрыскъял — рус. Обрыскино, чув. Энтриел — рус. Андреевка. Так происходит особенно в случаях, если первое из образующих топо¬ним слов сохраняет самостоятельную смысловую нагрузку: это — собственные имена людей и другие топонимы. С отпадением терминологического ял многие имена людей превратились в самостоятельные топонимы. Их на карте Чувашии немало: чувашские Ахмане (рус. Ахманеи), Ахтанай (рус. Малое Князь-Теня- ково), Вашук (рус. Важуково), Ишмула (рус. Ешмолай), Пайтуш (рус. Байдуши) и др.

В одном случае приставка ял прочно заходит в топоним. Таковы названия: д. Кивьял «старая деревня», Мунъял «главная деревня», Синьял «новая деревня». В данном случае мы имеем дело с бывшими обычными нарицательными именами, возведенными в ранг имен собственных. Например, говоря синьял (чув. дён ял), подразумевали просто новое молодое поселение. Позднее это слово закрепилось как собственное имя за этим поселением. Потому чрезвычайно много в Чувашии одноименных деревень Синьял — 35 в современном списке.

И, наконец, о формах употребления названного термина в топонимии. На северной половине Чувашии он проходит в названиях в форме ял. На крайнем юге республики за р. Кубней и частично в районе вершины Малого Цивиля термин видоизменился в ел\ Исемпел (рус. Изамбаево) — чув. Исампай ялё, Яман- чурел (рус. Яманчурино) — чув. Яманчура ялё. В разговорной речи не зафиксирована эта форма.

Русские и чувашские названия населенных пунктов-004

Упомянутые выше чувашские термины пюрт и серт по их семантике надо было бы квалифицировать как ойконимические. Однако оказалось, что они в названиях населенных пунктов представлены очень слабо — намного реже, чем в названиях оврагов и урочищ. Термин пюрт «изба» образует название, как правило, в сочетании с количественным числительным (наивысшим — до 7: Сюндюково — чув. Сичёпурт). Из названий с термином серт кажется загадочным именование одного селения — только одного в Чувашии — Мансёрт «большой дом»: это — с. Туруново возле Унги. Ойконимы с терминами чувашского языка пюрт и серт относятся к разряду топонимов, перенесенных на населенные пункты с местности, именованной прежде по наличию на ней одиноких строений.

В треугольнике верховий рек Большого Цивиля, Вылы и Сормы группа чувашских селений — всего 29 по современному списку — выделяется по необычному термину ушкань (чув. ушкан, форма принадлежности — ушкане или ушкань) «скопище». Он не обнаружен в ойконимии вне пределов этого участка. Примечательно, что большей частью эти селения выделены по имени человека. Видимо, между ними есть какая-то связь. Надо полагать: родоплеменная. И сам термин имел значение — «родовое гнездо». При передаче названий на русском языке из них выпадает термин ушкань: чув. Хусанушкань — рус. Хозанкино, чув. Хупахушкань — рус. Кабацкая, чув. Упукушкань — рус. Обыково.

В чувашскую топонимию вошли некоторые термины, заимствованные из русского языка: рус. село (чув. сала), которым чуваши обозначали любой русский населенный пункт — Сала (рус. с. Беловолжское), Сала (рус. д. Крестниково), Мами Сали (рус. д. Мамино), Петтин Сали (рус. д. Пятино), рус. починок (чув. пучинке) — Пучинке (рус. с. Новое Чурашево), Пучинке (рус. д. Карцев Починок), рус. выселок (чув. выддалкка) — Выдал кка (рус. выс. Харитоновка), Сёнё Выддалкка (рус. д. Новые Выселки).