ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Следы проживания мордвы и мари в топонимии Чувашии

Следы проживания мордвы и мари в топонимии Чувашии

Исследователи древней истории области Чувашского Поволжья сходятся в том, что древнетюркское племя, или союз племен, язык которого лег в основу современного чувашского, прибыло сюда в общем потоке массовой миграции тюркоязычного населения из Азии в Европу в первые века нашей эры. Предполагается, что до его прихода здесь проживали племена, говорившие на языках угро-финской семьи, а именно: предки современных мордвы и марийцев. Считается, что особенно тесны были связи пришлого тюркоязычного населения с местными марийскими племенами, якобы занимавшими ко времени переселения тюрков всю северную половину территории современной Чувашии. Утверждают, что вплоть «до XIII века в северной половине Чувашии численно преобладали предки марийцев», что они вошли в состав формирующейся чувашской народности как один из «этнических элементов», причем «основной компонент чувашвирьялов (то есть верховых чувашей) составляли горные мари».

Если все сказанное правильно, в составе топонимии севера современной Чувашии должен обнаружиться богатейший марийский слой, ибо XIII век — не такой далекий, чтобы забылась топонимия того времени. Если еще считать, что наследники этой топонимии — потомки того же народа, как вытекает из формулы «основной компонент». В качестве одного из убедительных доказательств ссылаются на факт упоминания в местной топонимии (причем лишь в части ойконимии) этнонима черемис — чув. дармас, варианта древнего названия марийцев25. Но нам уже известно, что на той территории, которая населена сплошь одним народом, обычно его национальное имя не участвует в местной топонимии. Появление этнонима в системе географических названий местности говорит о другом: о том, что носители его вклинились группами извне в этот район. Следовательно, упоминание этнонима черемис в топонимии севера Чувашии не может служить доказательством принадлежности марийцев к местному коренному населению этого ареала. Более того: в этом районе чаще упомянуты этнонимы мордвы — мокша (чув. макша) и эрзя (чув. ирде или ирче). Больше также исторических сведений о пребывании мордвы на всей территории Чувашского Поволжья.

Следы проживания мордвы и мари в топонимии Чувашии-001

Обратимся к материалам первых переписей земель и населения после присоединения этого края к России. По данным писцовой книги 1560-х годов видно, что почти на всей территории, входившей тогда в Свияжский уезд, были отмечены бывшие мордовские земельные участки: по Свияге и ее притоку Анчигиру, по Кубне, Уте и Аре, а также в бассейне Цивиля. Ясно сказано, что на этой территории совместно с чувашами и татарами «преж сего жили мордва и та де мордва разошлися по своим старым улусам по вотчинам и по ухожеем в Мордву — на Мокшу и по Суре». Далее русский писец дополнил: «А иные де мордва, и татарове, и чюваша вымерли, а иные выбиты». Хотя описание охватывает большую часть севера современной Чувашии, однако марийцы ни прямо, ни косвенно не названы в книге Свияжского уезда. Последняя о проживании мордвы говорит в прошлом времени — до падения Казанского ханства (по выражению того времени: «до Казанского взятья»). Ко времени составления книги многие из этих участков были распаханы разными группами местных землевладельцев. Одно показательно, что, как правило, на них в числе жителей значатся и полоняники. Есть некоторые сведения, говорящие о владении этими участками после мордвы до перехода к полоняникам татарскими феодалами. Один из феодалов назван так: «изменник Девлизер татарин». Из сказанного следует, что мордва, владевшая ими, относилась к категории поместных, видимо, принятых на ханскую службу и устроенных здесь, но впоследствии отъехавших от хана. Их поместья перешли к казанско-ханской знати, которая их заселила полоняниками. После ликвидации ханского режима их заняли бывшие полоняники на правах свободных ясачных крестьян. В пределах современной Чувашии в книге названы следующие конкретные участки, отмеченные как «порозжие мордовские»; по р. Кутолме (Кутельме) — правая сторона против д. Белой Воложки, на р. Норваше — участок, на котором в 1565 году чуваши «Яншиник с товарыщи» из д. Темяш (ныне райцентр Янтиково) основали селение, на среднем течении р. Уты — пустоши Щепачевка (ныне северная сторона с. Гришина) и Прясевская (на ней ныне стоит с. Можарки, а рядом в 1565 году темяшевские чуваши заложили будущую деревню Подлесную — «5 клетей и 2 сруба избных»), на вершине той же Уты — пустоши Куштонаповская и Порамзина (ныне с. Вутабоси?), на р. Кошлаушке — пустошь Демердеевская между ней и р. Щучкой (ныне здесь Кольцовка и Зеленовка), на Малом Цивиле — два «селища», одно «Сустатовское» (ныне Высоковка) и второе «Васьки Едигерова» на р. Чахназаре, то есть Шахмазаре (ниже нынешней д. Санькасы). Надо думать, что население русских селений, существующих до настоящего времени на некоторых из этих участков, ведет свою родословную от бывших полоняников.

В северной части Чувашии.

На северной половине Чувашии не существует ныне ни мордовских, ни марийских селений. Однако по составу топонимии и некоторым другим источникам можно примерно обрисовать географию их былого расселения среди чувашей. Этноним мордвы мокша и эрзя почти всегда встречаются вместе. На нижнем Анише и вершине Кутельмы, уже известной нам по бывшей в XVI веке «порозжей мордовской» земле, не так давно две чувашские деревни назывались Мокшино (ныне Малое Бишево и Липово). В.А. Никонов название Мокшино считает «безусловно мордовским». Южнее Чебоксар на вершинах Кукшума, Рыкши и Унги существуют селения Мошкасы (чув. Мошкасси или Ирчекасси), Мокшино (чув. Макшикасси или Мокшин), Микшикасы (прежде: Микшинкасы; чув. Микшикасси). Рядом с последним существовала деревня, название которой восходит к мордовскому языку: Энзейкасы = морд, инзей «малина». Слившись вместе, они образовали д. Микши-Энзей. В чувашском Присурье этнонимы мордвы зафиксировались в названиях: р. Мокши на вершине Юнги, селений Ирзеи (Верхние, Средние и Нижние; чув. Ирде) на той же Юнге, Чебакова возле Суры (чув. Ирде или Сар Ирди «сурская эрзя») и трех селений в одном гнезде на Сурской Луке — Урумова (чув. Кивё Ирчемес), Мочковаш (чув. Сён Ирчемес) и Осинова (чув. Ирчкасси). В числе жителей Аликова, расположенного в том же гнезде, еще в начале XIX века проживали «из мордвы новокрещенные ясашные крестьяне». О бывшем землевладении мордвы на вершине Уты напоминает ов. Ирзесирма.

Сложнее обстоит дело с ориентацией на этноним черемиса при определении очагов марийского населения, существовавших в прошлом на территории Чувашского Поволжья. Во-первых, этот термин — не самоназвание марийцев, а дан им другими народами. Во-вторых, возможно, и по этой причине данный этноним имел весьма широкое употребление в русских источниках, на которые мы можем опираться. Какое-то время русские им обозначали вообще нерусское население, проживавшее ниже их по Волге. Чувашский историк В.Д. Димитриев, критически сопоставив русские документальные акты XVI—XVII веков, показал, что при определении состава населения севера Чувашского Поволжья в них в абсолютном большинстве случаев чуваши проходят как «черемиса». Ввиду этого указанные акты не могут служить надежными свидетельствами по географии древнего расселения марийцев на Горной стороне Волги. Необходимо их сопоставлять с другими материалами, в том числе и топоними¬ческими30. О чем же говорят последние?

Следы проживания мордвы и мари в топонимии Чувашии-002

Редко, но все же этноним черемиса проявляется в топонимии Чувашии приволжской полосы. Иногда он воспроизводится не в чувашском варианте дармас, а в татарском — чирмыш или чермыш. Это не оставляет сомнений в том, что последний вариант в топонимии воспринят от татар, и эта топонимия сложилась в годы существования ханства. Например, селение Тинсарино под Мариинским Посадом. Оно в прошлом называлось Тинсарино Черемышево тож, а речка рядом с ним — Черемошная или Черемшан и овраг, выходящий в нее, — Чермуш.

В междуречье Санарки и Илюксара на левобережной вершине Малого Цивиля в общем гнезде образовались селения Чермышевы (два — нынешние Троицкое и Синь-Сурьял) и Сярмусы (два — Тузи-Сярмус и Хорнзор). Наличие двух вариантов в одном гнезде говорит о двух этапах заселения: первых — при татарах, живших там во времена ханства, а вторых — после падения ханства и ухода отсюда татар. А татары здесь действительно жили. Служило-татарскими считались расположенные рядом земли: «пустошь под Абызовским лесом вверх по речке Санаре» (на ней ныне расположены Орауши) и д. Яушева (ныне Большие Яуши, от которой пошли выселки Малые Яуши, Тимерчкасы, Ойкас-Кибеки и др.). Материнское селение Чермышево ранее было известно еще как Третьи Алгаши, а оба Чермышева носят чув. Саръел «сурская деревня».

И верно: они входили в общую волость с Алгашами в Присурье. Головное из них — с. Преображенское Алгаши тож еще в XVIII веке значилось состоящим «из чуваш и из черемис новокрещенных». Алгашская волость относилась к Чебоксарскому уезду (до реформы 1775 г.), несмотря на географическую оторванность от уездного центра. Так что есть основание считать жителей присурских Алгашей переселенцами с чебоксарского Приволжья, а Чермышевых на вершине Цивиля — выходцами из этих Алгашей. Упомянутые Сярмусы (точнее: Янсарино Сярмуси тож и его выселок Янсарино — так они назывались раньше) входили в Кувшинскую волость, находящуюся тоже под Чебоксарами33. Соседство и, вполне возможно, прежнее родство привело их снова в общее гнездо на новом месте: только одни переселились раньше (Чермышевы), а вторые подселились к ним позднее.

Межевые акты истории.

В межевых актах XVII века дороги, ведущие из Чебоксар в направлениях к западу и востоку, названы «черемисскими». Одна шла на Чандыреву Поляну и отсюда далее к горным марийцам. А вторая выходила на р. Кукшум на востоке от города и тоже называлась «черемисской». Может быть, на деле имелась в виду «чувашская» дорога? В том же документе, в котором названы эти дороги, указано, например, что рядом с одной из них находятся земли «Сугуцкие волости ясашных чувашей». Выходит, что документ не путает этнонимы.

Следы проживания мордвы и мари в топонимии Чувашии-003

Где же на Кукшуме жили марийцы? Разгадка начинается со следующего факта. При генеральном межевании земель обществ Липши, Иван-Беляка, Кокшемар и Седелкиной в Заволжье против Чебоксар в конце XVIII века было отмечено, что с ними вместе владеют покосами два общества с этой стороны — с. Писарина (оно же Чемурша или Байсарино) и д. Ендашева (Яндашево). Причем заволжские деревни — марийские, а эти два общества — чувашские. Оказалось: это — продолжение прежних отношений. До реформы 1775 года, когда здесь была упразднена сложившаяся в течение веков система родоплеменных волостей (сотен), оба чувашских общества входили с заволжскими марийскими в одну Чемуршинскую волость. Головное селение в Заволжье тогда называлось Чемуршой и еще речка у самой Волги — тоже Чемуршой, как и название горного селения Писарина, более известного как Чемурша. Вхождение в общую волость и полное повторение названий явно говорят за то, что оба горных селения первоначально были заселены марийцами. В одном гнезде с Писариной-Чемуршой на р. Кукшуме состояла д. Янашкасы, называемая иногда выселком первого. Известны ее родовые владельцы: это — «черемиса» Янагаш (Янаш) Чебакчин и Булдыш Килдишев. Им принадлежала земля, отведенная в 1566 году устроенному тогда в Чебоксарах мужскому Троицкому монастырю, — участок вниз по Волге от устья Чебоксарки. Возможно, что их земля частично отошла и под городскую территорию Чебоксар.

Из данных топонимии напрашивается вывод о том, что в древности, отдаленной от нас 4—5 веками, волжское побережье Горной стороны Чувашского Поволжья было населено марийцами. Но не имеется свидетельств топонимии о сплошном или, по крайней мере, значительном их расселении по всему северу этого края.

Южная часть Чувашии.

На южной половине Чувашии известно два пункта, связанных с марийцами. На вершине Кубни две деревни именуются чув. Сармас. Ныне одна из них населена мордвой — Малые Кармалы (чув. Ирде Сармас), а вторая чувашами — Кубня (чув. Чаваш Сармас). На вершине Малой Карлы переселенцы из марийской Чемуршинской волости, упомянутой выше, после 1650-х годов основали «польские деревни» — нынешняя Шемурша. В 1661 году возник спор из-за занятия части их земель по р. Кагирле «мещеряками», то есть мишарями (ныне Старые Какерли Республики Татарстан) Симбирского уезда.

К коренным поселенцам юга Чувашии принадлежат мордва и доныне проживающие в отдельных селениях в районе вершин Кубни (Малые Кармалы), Булы (бывшее Верхнее Тюнзюрево) и Карлы (Шамкино, Мордовские Тюки, Трехбалтаево, Шемурша) и компактной группой в Алатырском Присурье (Напольное, Низовка, Студенец, Рындино, Сыреси, Алтышево, Атрать и др.). В районе мордовских селений, кроме присурских, не заметно гнезд мордовской топонимии. Имеются лишь следы мордовского влияния на иную местную топонимию, как-то: Ерыкла — Ерыклей, Кармала — Кармалей, Каргала — Каргалей. Видимо, это свидетельствует об относительно позднем появлении мордвы на Кубне, Буле и Карле — в эпоху временного выдвижения сурской мордвы к Свияге, отмеченного выше.

Следы проживания мордвы и мари в топонимии Чувашии-004

Зато мордовская топонимия представлена богато в Присурье — на его левобережье между Порецким и Алатырем и частично в Засурском лесу вокруг Алтышева и Атрати. Образована она по обычным законам. Активны в ней местные географические термины. К ряду наиболее продуктивных относится термин лей «река» — обнаружено свыше 40 топонимов: Муравлей — морд., марав «мошка» + лей, Леплей — морд, лепе «ольха» + лей, Велелей — морд, веле «деревня» + лей, Ковалей — морд, кавал «орел» + лей, Инзелей — морд, инзей «малина» + лей, Калмалей — морд. калмо «могила» + лей, Чирклей — морд, чирьке «дуга» + лей и другие. В Сурской пойме, богатой старичными озерами, в ходу мордовский термин эрьке «озеро»: Ашерка — морд, ашо «белый» + эрьке, Валдырка — морд. валдо «светлый» + эрьке, Печерское — морд, пиче «сосна» + эрьке, Кантерка (Канстерка) — морд, кансть «конопля» + эрьке и др. Из других назовем термины: помра «роща» — Верхняя, Средняя и Нижняя Помра под Напольным, Долгая Помра под Алатырем, эрямо «жилище» — Ташто Эрямо «старое жилище», пандо «холм» — Тувонь Пандо «свиная гора», пире «огород, садок» — Калбире «рыбный садок» и т.д. Мордовского происхождения ойконимы: Кувакино — морд, кувака «долгий» + рус. суффикс -ино, Пичевеле (старое название Алтышева) — морд. пине «сосна» + веле «деревня».