ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Топонимия Чувашии о следах проживания татар

Топонимия Чувашии о следах проживания татар

Татарское население в Чувашской Республике ныне проживает в пределах ее юго-восточных и восточных районов, прилегающих к границам Республики Татарстан. Данные топонимии говорят о том, что в прошлом татары жили и в Присурье, и по Цивилю. Какое это время? И что за татары жили тогда на севере территории современной Чувашской Республики? Эти вопросы можно проследить по двум группам местной топонимии: названиям собственно татарского происхождения и топонимам, в которых отразились национальные имена татар и их отдельных групп. Последние даны соседним нетатарским населением, в том числе чувашским. Уже это обстоятельство говорит о том, что татары в этом крае не относились к коренному населению и не образовали сплошных районов заселения.

Обе группы неотступно сосуществуют рядом во всех ареалах топонимии северной Чувашии, связываемой с татарами. Названий собственно татарского происхождения осталось немного. Из этнических постоянно упоминаются термины татар (чув. то- тар, лит. тутар), мишар (чув. мишер), басурман (чув. пасарман). В общих с ними гнездах соседствует татарский социальный термин мурза (чув. марса), означавший феодальный титул Казанского ханства.

В Присурье выделяются два гнезда такой топонимии. Одна — на водоразделе между нижней Сурой и вершинами Юнги, Сундыря, Унги и Моргаушки. Здесь находятся чувашские селения: на западе ареала — Мижары (чув. Мишер) на Юнге, на востоке его — Мижер (вариант: Мижар; чув. Мишер) на Ошнауше (лев. приток Унги). На участке между ними расположены: две деревни Татаркасы — Большие и Малые, три деревни Тодарань (чув. Тутарань: Тутар Арине — Тутарарине — Тутарине; это — нынешние Семенькасы, быв. Большое Оринино, Оринино и Синьял-Оринино) на вершине Юлачки, одни Басурманы — там же, три Мурзакасы — Мурзакасы Янымово, Мурзакасы Чебаково (быв. Второе Чебаково) и Мурзаково (чув. Марсакасси). Мурзакасы Чебаково было расположено на ов. Мурзаваре.

Топонимия Чувашии о следах проживания татар-001

Второе гнездо тянется от Сурской Луки до вершин р. Сормы и полностью включает бассейн Вылы. Возле Суры — Басурманские Покосы и с. Мижеркасы (вариант: Мижаркасы; чув. Мишеркасси). На Выле и ее притоке Хоршевашке — деревни Акташ на одноименном овраге и Шоркасы (быв. Акташ), урочища и овраги Яшмарза, Шихмарза, Тухмарза, Тошсирми (Ташсирми) и пустошь, названная Тохтамышевской. Участвующие в образовании топонимов слова: тат. ак «белый» + таш «камень». Шоркасы здесь выглядит чувашской калькой с татарского: тат. ак = чув. шор (лит. шур) «белый». Замыкает гнездо с востока д. Паймурзино на вершине Ербаша.

Привлекает внимание часто встречаемый в бассейне Вылы гидроним Ербаш, он же Орбаш, Ёрбаш, Арбаш, Юрбаш, — четыре речки и еще одна, стекающая с ее водораздела в р. Сорму. Гидронимы Орбаш и Урбаш встреча¬ются в бассейнах Цивиля (ниже устья Унги) и Аниша (четыре речки). В названии прослеживается татарский термин баш «вершина, исток, начало», сменивший чув. под: Орпод -> Орбаш. В редких случаях гидроним воспроизведен в варианте Арваш -> Урваш, видимо, по аналогии с названиями типа Норваш, широко распространенными в Чувашии. Первая часть гидронима — Ор или Ёр, Ар или Ур — не объясняется ни с чувашского, ни с татарского языков. Этот формант входит и в другие топонимы. На севере Чувашии в прошлом было известно несколько волостей, названных Аринскими: в районе р. Юнги и р. Сундырки на верхнем Приволжье, возле устья Аниша и р. Белой Волошки. В основе упомянутого топонима Оринино также лежит корневое слово ор. Следовательно, основа ор (ёр, ар и др.) представляет собой субстрат в татарской переработке гидронима Ербаш — Орбаш — Арбаш — Урбаш.

От среднего течения Большого Цивиля вниз до устья протянулась еще одна полоса топонимии, указывающей на следы проживания когда-то здесь татар. На левобережье от устья р. Сормы до р. Шатьмы находится группа чувашских селений, именованных в прошлом Янмурзино или Убеево (чув. Упи): Янмурзино Убеево тож — нынешнее Красноармейское (быв. Траки, чув. Трак), Первое Янмурзино — ныне Убеево, Второе Янмурзино — Кожары, Третье Янмурзино — Янгасы, Четвертое Янмурзино — ныне просто Янмурзино. Янмурза в актах встречается и как имя, в том числе и чувашей этой земли. Но в данном случае, видимо, нет оснований связывать с именем указанные топонимы. Да и имя это — татарского происхождения: тат. яна «новый» + мурза. Местность эта сплошь начинена топонимией, восходящей к татарскому языку. Упомянутый Трак восходит к тат. торак «жилище», Кожары (чув. Кушар) — к тат. кошар «овчарня, загон для скота». Ниже по Цивилю есть еще один ов. Кушар, названный в другой раз ов. Отар Вырн, что на чувашском означает «место отары, стойбище скота». На нем расположена чувашская д. Первое Семеново (чув. Кашаркасси). Почти рядом существовала на р. Орбаше д. Акмурза — от тат. ак «белый» + мурза, ныне Ситчараки (в прошлом чув. Сич Чарык). В том же районе — ов. Мурзит: тат. мурза + эт «собака».

Похожая топонимия.

По правому берегу Большого Цивиля — продолжение этой топонимии. На этом берегу напротив Янмурзиных — овраги Карамзарай (тат. сарай «дворец»), Мишар и Мижаров (вариант: Нижаров). На овраге Тотарлы «татарский» расположена д. Татарские Кунаши. Радом — селения Именево (ныне Санькасы) и Ахкузово Акказино тож, также именуемое ныне Именево. На татарском означают: имэн «дуб» и аккуз «белый глаз». Некоторые чувашские названия этого ареала сохранили произношение на татарский лад: например, Тимер Чирма, Чемерчеево, Ирашла Чирма.

Ниже г. Цивильска по обеим сторонам Цивиля продолжается след бывших татарских поселений: на правой — д. Акташкасы и д. Тожможары (вариант: Тосможар) на ов. Тосможар. Возле Акташкасов имеется ов. Именпусь. На левой стороне Цивиля при д. Атлашеве (чув. Тутаркасси) на плане указано «татарское кладбище», ниже по реке — бол. Кужар Кюль. Недалеко на р. Рыкше, впадающей в Цивиль, некоторые овраги названы Таш Сирма.

С водораздела Аниша и Цивиля около Цивильска начинается крупный ареал топонимии татарского происхождения, протянувшийся по притокам Аниша вплоть до границ Татарстана. На вершине северной ветви Аниша находится д. Акташево (вариант: Актачево), а на самом водоразделе — ов. Мижер Сирма. Отсюда вдоль реки почти повторяет маршрут старинной столбовой дороги эта топонимия: ов. Янатар — тат. яна утар «новый загон для скота», ов. Тотар Лобашки, ов. Коняр Татар Сирма, речка и деревня Можар возле устья Аниша. На правых южных истоках Аниша мы увидим овраги Паймурзин, Калмурзин и Мурзак Сирма. В междуречье Аниша и Волги находятся Карабаши — тат. карабаш «черная голова», Тимерчи — тат. тимерчи «кузнец», Тогаево (чув. Нарат Чакки; тат. нарат «сосна»). Возле Карабаш — урочище Мухамет Пылых.

Топонимия Чувашии о следах проживания татар-002

Южный край этого ареала заходит на р. Уту и ее приток Сугут. На Уте прежде находилась «отхожая Мурзинская дача». Около нее расположены с. Янтиково (тат. янтык «склон») и д. Нижарово, названная по ов. Нижар (вспомните о чередовании Мижар — Нижар). К появлению названия с. Можарки (чув. Мочар) — старинного русского селения, известного с XVI в. — могут иметь отношение и этноним мишар, и его расположение рядом с болотом (сравните: мочар «болото» — в русском, других славянских и венгерском языках).

Присутствие в географических названиях Чувашии татарского феодального термина мурза рядом с этнонимами мишар и татар говорит о следах проживания на ее территории служилых мурз из мишарской группы татар. Это было еще до присоединения Чувашии к России — в годы Казанского ханства. Верно служа ханской власти, мишарские мурзы оказались в большей своей части в стане противников присоединения, в связи с чем они потом были перемещены отсюда правительством Ивана IV. Правда, что в числе присягнувших России летом 1551 года русский летописец назвал и «можаров» Горной стороны. Видимо, тогда некоторые из них, поступив на царскую службу, получили за нее поместья на «диком поле» за р. Кубней. В те годы на этом поле упомянуто «селище мещерских татар» на р. Берли (Бирле). Однако в 1550-е годы царские воеводы из Свияжска дважды совершили на Горную сторону карательные походы. По сообщению летописи, летом 1552 года «яртоулы воеводцкие з горними людьми билися и от обоих падоша и потоптали горних людей». Зимой 1552—1553 года один из свияжских воевод Б.И. Салтыков «приехал на Цивиль» и «поймав горних, которые воровали, да иных тут повешал, а иных в город Свиазской привел да у города перевешал; и всех казнили 74 человека». Пострадавшими от этих походов могли быть только мишарские мурзы, ибо здесь не было других социальных сил, олицетворявших старый режим.

Информация из летописи.

Летопись поясняет, что «животы их истцом поотдавали». Надо полагать, и земли тоже. В условиях, когда главная часть казанской титулованной знати оказалась в лагере противников, правительство Ивана IV из среды местных народов стало вербовать, как тогда говорили, верстать по прибору к себе на службу охотников нетитулованного происхождения. Их стали называть служилыми татарами, хотя верстались в их числе не только собственно татары, но также и чуваши, и марийцы, и мордва. Они были освобождены от ясака и наделены поместьями. Разумеется, они и стали теми «истцами», которые унаследовали имения и земли казненных мишарских мурз. В перечневой книге по Свияжскому уезду от 1647—1651 годов названы чувашские селения, входившие в этот уезд, в которых тогда жили «служилые татары»: это — Атиково Чешлама тож, Анчиково Белая Волошка тож на Кутельме, Янтиково (Большое и Малое) на Норваше, Аликеево Байбахтино тож (ныне Малые Чаки), Кармалы на Уте, Верхний Урум на Уруме, Карамышево на Шетне, Андреево на Кармале (ныне Исенево), Яушево (ныне Большие Яуши Вурнарского района), Шутнерево на Шутнере (ныне Новое Шутнерево), Чирши (ныне Чирш-Сирма Урмарского района), Андреево Шебылгиз тож (ныне Шибылги), Пинерево на Пинере (ныне слито с Шихабыловым), Абызово на Абызовке и др. В ряду служило-татарских указаны также нечувашские селения: татарские — Альменево на Аре, Янгильдино на Ирнале, Чютеево на Кубне, русская д. Можарово на Койнаре (ныне Можарки Янтиковского района). Интересная деталь: при второй ревизии в XVIII веке во многих из названных чувашских селениях еще жили служилые люди, названные теперь «служилыми чувашами». Данных по Присурью не сохранилось. Однако имеется косвенное сообщение о том, что и оттуда мишари были переселены. Например, в числе поселенцев Татарских Шурут (чув. Мишер Шурут) были бывшие курмышские татары.

Татарское население на бывшем «диком поле» на юго-востоке современной Чувашии появилось в ходе его заселения после присоединения к России. На чувашском языке татарские селения этого края отмечены как мишарские: Тукай Мишер (Токаево), Мишер Тимеш (Татарские Тимяши) и др. До их переселения этот край не был абсолютно необитаемым. Служилым татарам все время отводили «пустоши на диком поле», то есть участки земель, ранее бывшие заселенными, но потом заброшенные. На краю «дикого поля» в Сурском лесу на водоразделе между Булой и Бездной — на правом берегу Булы от речки Тюнсыря до речки Абырши — еще накануне присоединения к России проживали чуваши. К западу отсюда по сурскому притоку Кармале протянулись старинные земли, лес и бортные ухожья, состоявшие во владении чувашских крестьянских обществ, находящихся на Цивиле.

Топонимия Чувашии о следах проживания татар-003

Сразу по присоединении к России начался отвод земель из «дикого поля» по Кубне. По отводу 1566 года за русскими помещиками были закреплены земли по Кубне: д. Киншелеево (Кошелей?) и «чистое дикое поле» между ней и д. Чютеевым (ныне Турминское). Должно быть, около этого же времени образовались служило-татарские поселения, бывшие «напред сего дикими оброчными полями», — Верхний Урум на Уруме и Чютеево на Кубне, а также основанные переселенцами с Аниша на севере д. Атиково Белая Воложка «что была пустошь Киксар на р. Киксаре» и д. Малые Полевые Яльчики «Байгулово тож на р. Анише», то есть на Малой Буле, названной так в память о прежней родине. Служилые татары получили земли на «диком поле» и по рекам Большой Кондурле, Малой Кондурле, Чечканде, Убыти, Ерыкле, а также Буле и Якле «по обе стороны». Но последние к середине XVII века еще не были заселены. Строительство в 1650-х годах Симбирско-Карсунской укрепленной линии, закрывшей этот край с юга от набегов кочевых феодальных союзов племен, создало благоприятные условия для его заселения. Тогда возникли здесь служило-татарские поселения Токаево, Бисубино, Полевые Бикшихи, Карабаево, Полевое Байбахтино и др. По составу это были и служилые татары, и служилые чуваши. Большинство из них было верстано на службу вновь. В источниках более позднего времени «старослужилыми» были названы жители только двух селений: д. Янтикова (ныне райцентр) — старослужилые чуваши и д. Шихирдан (ныне с. Шыгырдан) — старослужилые татары.

После строительства упомянутой укрепленной линии была скоро заселена вся территория «дикого поля» по Кубне и Буле и далее к югу. Селились и крестьяне. По общинно-территориальным связям и повторению названий населенных пунктов историк В.Д. Димитриев установил пути переселения с приволжского севера Чувашии в этот край. Этим же объясняется появление в гидронимии бывшего «дикого поля» названий, перенесенных с рек севера: упомянутого Аниша, нескольких Белых Воложек и Кукшума на Буле. Одни из них закрепились надолго, другие не устояли перед известными местными названиями. Поскольку в ходе обратного освоения пустошей на «диком поле» на них первыми пришли служилые из татар, здесь образовалась татарская прослойка топонимии. Она образована по обычным правилам, то есть по местным признакам: Арыкла (вариант: Ерыкла), Елга (вариант: Илга), Кушелга, Камышелга, Кулларово и др. Входящие в них слова означают по-татарски: елга «река», арык «протока, канава», камыш «тростник», куллар «озера», кош «птица».

Север Чувашии.

В свое время приволжский север Чувашии от степных кочевников юга был защищен большим лесным массивом, протянувшимся от Суры на восток к Волге по водоразделу Малого Цивиля и Аниша, с одной стороны, и Кубни, с другой. Отсюда на юг, по-видимому, с древних времен, выходила одна дорога на р. Хому, левый приток Кубни. И она же стала дорогой переселенцев, проследовавших ею на «дикое поле» за Кубней. Ничем иным не объяснить того факта, что почти вся ойконимия этой местности (Айбеси, Котяково, Кукшум, Татмыши, Тойси, Туруново, Сюрбеевка и др.) повторяет северную и, в свою очередь, имеет повторения на юге Чувашии. Из одного описания XVIII века видно, что дорога со степи на Цивиль проходила через «Янгылычевский лес».

Сюда же выходили дороги от Суры. От Хомы через проходящую близко излучину Кири возле ее притока Паральши пересекала в направлении Суры дорога. Она двумя ветками отсюда следовала: одной вдоль южного берега Кири на Порецкий перевоз — она называлась Казанской дорогой, второй вдоль Кармалы на Княжий перевоз — эта называлась Чувашской дорогой. О древности этой дороги говорит наличие в общем, с ней гнезде топонимии, которая никак не могла образоваться после падения Казанского ханства: р. Басурманская, ов. Мирза, р. Свербеевка, оз. Чувашское у устья Кири. Вспомните еще, что по Кармале располагались владения чувашей, главные селения которых находились возле устья Цивиля и Рыкши. Другой дорогой проехать сюда было невозможно.

Топонимия Чувашии о следах проживания татар-004

Следы татарской, а также чувашской топонимии остались на Алатырском Присурье: ов. Басурманский и пустошь Елчинка (тат. илчи, диал. елчи «вестник, посланец, гонец») возле Алатыря, ов. Татарский на Сурской Луке, р. Чуваш Кужлей за р. Саркой, ов. Чувашский на Люле и р. Сысна возле Люли (чув. сысна «свинья»), оз. Отябозы, оз. Агай Варя, ов. Аржив в том же районе.

Наличие на территории Чувашии значительных следов татарской топонимии, восходящей ко временам Казанского ханства, говорит о развитом процессе взаимного общения между чувашским и татарским населением ханства и определенном влиянии на чувашей языка и культуры татарского народа в указанное время.